Очередная громкая премьера состоится в Ельцин Центре в Екатеринбурге 11 и 12 мая. В преддверии трагической даты – 80-летия начала массовых сталинских репрессий в 1937 году – театральная платформа «В Центре» представит на суд зрителей спектакль по мотивам «Колымских рассказов» Варлама Шаламова.

Перейти к заказу билетов

Инсценировка страшного и очень честного повествования о людях, переживших ужасы сталинских лагерей, принадлежит Ярославе Пулинович. Режиссер спектакля Алексей Забегин – выпускник Санкт-Петербургской театральной Академии искусств. Художник – Константин Соловьев, лауреат премии «Прорыв» 2016 года. Звук – Лиза Неволина – дизайнер проекта, актриса, участница группы «Дзинь». Молодой коллектив создателей спектакля не ищет стандартных решений. В спектакле нет привычной канвы: декораций, музыкального сопровождения и зрительного зала. Есть актеры, знакомые поклонникам по предыдущим работам театральной платформы «В Центре». Есть сильное желание донести до зрителя понятную и важную мысль: подобное не должно повториться.

Экспонат выставке о судьбе Варлама Шаламова

Напомним, что «Колымские рассказы» – цикл из 33 рассказов – так и не были напечатаны в СССР при жизни писателя. Впервые четыре рассказа этого цикла вышли на русском языке в нью-йоркском «Новом журнале» в 1966 году. Без ведома и согласия автора. Еще 26 рассказов были опубликованы в 1967 году в Кёльне на немецком языке, под заглавием «Рассказы заключённого Шала/н/ова». Через два года перевод одноимённого издания появился во Франции. В 1970 году они были опубликованы в радикальном антисоветском журнале «Посев». Это обстоятельство привело к тому, что Шаламов попал в «чёрные списки» непубликуемых авторов. В результате в 1972 году он обратился с письмом протеста в «Литературную газету», в котором объяснял, что не имеет никакого отношения к публикациям за рубежом. Но ситуация для него не изменилась. Он по-прежнему считался неблагонадежным автором, недостойным звания советского писателя и поэта. Лишь в 1988 году, в разгар перестройки, в журналах стали появляться «Колымские рассказы». Полное отдельное издание вышло в 1989 году, через семь лет после смерти писателя.

Лагерное прошлое очень повлияло на душевное здоровье Шаламова. У него почти не было друзей. Он жил одиноко в старческом доме до самой смерти. Боялся холода и простуд. И даже летом носил теплые перчатки. Умер от воспаления легких в психиатрической больнице. На последней фотографии он в полотенце, повязанном на манер шарфа – мрачный и отчаявшийся.

Выходцу из семьи священнослужителей, Шаламову было известно, что значит крепость духа. Возможно, именно опыт жизни и классическое религиозное воспитание помогали ему переносить тяготы лагерного существования. Он писал о победе духа над плотью, жизни над смертью. Он верил в чудо.

Символом дома-музея писателя в Вологде и всего его творчества стала даурская лиственница, «героиня» рассказа «Воскрешение лиственницы». Для Шаламова лиственница – символ русского духа. В рассказе есть слова: «…человек посылает авиапочтой ветку колымскую: хотел напомнить не о себе. Не память о нем, но память о тех миллионах убитых, замученных, которые сложены в братские могилы к северу от Магадана».

И хотя «Воскрешение лиственницы» – это образ из другого цикла рассказов, команда создателей спектакля выбрала именно его лейтмотивом постановки. Для них воскресшая лиственница также образ чуда, торжество духа и творческого начала.

Надо ли сегодня, в нашем благополучном материальном мире напоминать себе, как русские люди умирали от голода, как предавали и оказывались преданными, как сохраняли и как теряли в одночасье человеческое достоинство. Как холодными колымскими ночами они твердили стихи Гумилева, Цветаевой, Пастернака, которые, по признанию самого Шаламова, помогли ему выжить в этой нечеловеческой системе. Этот вопрос мы задали режиссеру спектакля Алексею Забегину:

– Когда Наталья Санникова, руководитель театральных проектов Ельцин Центра, предложила мне участвовать в этом проекте, я сразу согласился. Я еще не был знаком с инсценировкой и предполагаемыми актерами, но не раздумывал ни секунды. Потому что почувствовал сразу, что это тот материал, который всем нам нужен сегодня. Помню, как после окончания института мы с друзьями оказались в Вологде в Доме-музее Варлама Шаламова. Сильнейшее впечатление! Я начал читать. Не могу сказать, что «Колымские рассказы» – моя настольная книга, но одна из тех, которые надо перечитывать. Мы взяли за основу подлинные свидетельства, с которыми всегда оказываешься один на один. Абсолютно настоящие человеческие истории, в которые необходимо всматриваться. Я физически ощущаю эту необходимость. Мы взяли семь рассказов. Объединяет их образ воскрешения лиственницы, который всплывает в каждом рассказе Шаламова как символ чуда.

Меня спрашивают, не было ли мне страшно, когда я брался за этот материал. Было. И до сих пор страшно. Страшно во все это погружаться, всматриваться, вдумываться, осознавать, каким страшным может быть человеческое лихо. Чем страшнее, тем сильнее убежденность в том, что об этом надо говорить. Еще не знаю, как у нас все получится, но я уже благодарен Ельцин Центру за эту тему – столько важного с нами произошло и происходит в процессе переосмысления.

Мы задали вопрос Лизе Неволиной, человеку, который наполнит будущий спектакль звуками и музыкой: что ее привлекло в данном проекте?

– Привлекла жизнь духа. Глобальные темы жизни и смерти, человеческого достоинства. Все как у Шаламова. Мне хочется, – говорит Лиза, – чтобы каждый зритель почувствовал, что он жив, почувствовал свое дыхание, свою телесность, свое тепло. Хотелось бы рассказать эту страшную историю честно, без наигранности. Вдохнуть энергию в пространство. Чтобы атмосфера, дыхание пьесы помогли зрителю погрузиться в материал. Шаламов как поэт и как человек способен передать в образах как человеческое выживает в нечеловеческих условиях. Мне очень нравится тема «воскрешения лиственницы» – хоть и метафорическая, но очень понятная. Я больше музыкант, и люблю работать с символами. Меня позвали делать аудио-пласты, создавать атмосферу. Я озвучиваю пространство, создаю шумовой фон: ветер, крики, шорохи, дыхание. В общем, жизнь во всех ее звуковых проявлениях. Иногда шум накладывается на музыку. Это аудио-зарисовки в режиме реального времени. Это не что-то прописанное заранее. Зрители увидят, откуда я беру эти звуки и куда они уходят. Еще мне дали текст. Я вливаюсь в действие, как рассказчик.

Художник-постановщик, Константин Соловьев рассказал об особенностях театрального пространства спектакля.

– Когда Алексей прислал мне фотографии сценической площадки Ельцин Центра, я сразу понял, что здесь не должно быть никаких театральных преображений. Должен быть лишь непрерывный диалог со зрителем. Даже рассадка зрителей будет определять атмосферу спектакля – от конфликта до диалога. В спектакле нет сценографии в привычном смысле, как нет и музыки – есть определенные сценические средства, о которых мне сейчас не хотелось бы говорить, чтобы не раскрывать все карты. Надо идти и смотреть. Это необычный проект. Мы постоянно заходим на территорию друг друга. Это не мешает, но так происходит при работе с этим конкретным материалом и этим конкретным пространством. К счастью, мы находимся в одной возрастной категории и понимаем друг друга с полуслова. У нас нет собственного опыта репрессий и лагерной жизни, поэтому мы полностью доверяемся тексту. Хочется достучаться до сознания, – говорит Константин, – заставить человека лично отнестись к реальности, которую описывает Шаламов. Донести реальность, а не литературу. Добиться документальности в ощущениях. Чтобы это совместное переживание стало прививкой. А дальше каждый сам должен бороться за свое духовное здоровье.

– Мы открываем временной портал, – дополняет соавтора Лиза Неволина, – даем возможность осмыслить эту величайшую трагедию и тут же закрываем его, чтобы не возвращать к жизни то, что осталось там. Хотите получить импульс, понять живы вы или нет, приходите на спектакль, он для вас.

Произошедшее с веткой даурской лиственницы, действительно чудо. Мертвая, она пролетела через всю страну и вдруг в хлорированной московской воде ожила.

«Посылая ветку, человек не понимал, не знал, не думал, что ветку в Москве оживят, что она, воскресшая, запахнет Колымой, зацветет на московской улице, что лиственница докажет свою силу, свое бессмертие; шестьсот лет жизни лиственницы – это практическое бессмертие человека; что люди Москвы будут трогать руками эту шершавую, неприхотливую жесткую ветку, будут глядеть на ее ослепительно зеленую хвою, ее возрождение, воскрешение, будут вдыхать ее запах – не как память о прошлом, но как живую жизнь», – так заканчивает свой рассказ Варлам Шаламов. Это звучит как обращение мастера к тем, кто живет не сознавая, жив он или мертв духовно.

Спектакли театральной платформы «В Центре» помогают зрителям переосмыслить некоторые страницы истории.

В подтверждение тому – еще одна замечательная новость. Спектакль театральной платформы «В Центре» «Война, которой не было», поставленный по чеченским дневникам Полины Жеребцовой «Муравей в стеклянной банке», стал лауреатом ежегодной премии «Браво». Ещё раз его посмотреть в Ельцин Центре можно будет 27 мая. Билеты уже в продаже.