В столичном «Президент-отеле» 14 декабря прошел пятый международный Ельцин форум. На этот раз его тема была сформулирована следующим образом: «85 лет Борису Ельцину и 25 новой России: взгляд с позиции начала ХХI века». Традиционно форумы проводятся в последний месяц года и бывают приурочены ко Дню Конституции.

На конференцию в Круглом зале отеля собрались более ста человек, среди которых были соратники первого президента России, непосредственные участники реформ Ельцина-Гайдара, политических и общественных процессов 90-х годов. В том числе Рудольф Пихоя, Виктор Шейнис, Петр Филиппов и Геннадий Бурбулис, который по традиции председательствовал на форуме, был его ведущим. Принял участие в конференции и бывший председатель Верховного Совета Белоруссии Станислав Шушкевич, один из непосредственных участников создания Беловежского консенсуса.

Открывая форум, Геннадий Бурбулис, в 1991 году государственный секретарь РСФСР, также участвовавший в подписании Беловежских соглашений, просил помнить о культуре памяти, ведь когда о событиях вспоминают их непосредственные участники, соратники первого президента России, они невольно меняют объективную картину происходившего в силу своих индивидуальных качеств, в силу прошедшего времени. Всех участников Бурбулис призвал настроиться на добросовестную мыслительную работу, чтобы заново проанализировать, в каких условиях рождалась новая Россия, чтобы выявить мифы, осмыслить ошибки, еще раз оценить достижения. И вернулся в декабрь далекого 1991 года, когда в Вискулях были подписаны Беловежские соглашения и создано Содружество Независимых Государств. По мнению Бурбулиса, эти события имеют всемирно-историческое значение и до конца не осмыслены.

Текст выступления Б.Н. Ельцина на сессии Верховного Совета РСФСР о переговорах по заключению Соглашения о создании СНГ (12 декабря 1991)

Архив Президентского центра Б.Н. Ельцина

Теме памяти и механизмам ее существования был посвящен первый доклад – профессора Санкт-петербургского филиала Высшей школы экономики Григория Тульчинского «Историческая память и практики забвения». Казалось бы, тема простая и понятная, но это лишь на первый взгляд. На самом деле память – очень тонкая материя со своими сложными механизмами, жанрами, формами символической презентации прошлого, ритуалами, перформансами, церемониями, в том числе культурой скорби. В исторической памяти присутствуют и незажившие травмы. По мнению Тульчинского, ХХ век оставил России четыре таких: Первая мировая война, Гражданская война, репрессии и распад СССР. Чтобы их преодолеть, насколько это вообще возможно, или хотя бы уменьшить боль, нужна очень большая честная работа по осмыслению, через дискуссии, обнародование правды, документов, без умолчания и бодрячества. Неизжитые травмы возвращаются. И еще нужно знать законы, по которым память живет. Например, докладчик выделяет несколько режимов реализации исторической памяти с конкретными временными отрезками. Первый – оперативный – примерно до трех лет. Если говорить по-простому, это то время, когда событие еще совсем свежо в памяти. Затем идет этап, когда память о событиях закрепляется в образовательных процессах. Это уже временная дистанция в 15 – 20 лет. И затем, тут временной лаг уже 50 лет, память о событиях попадает в категорию исторической. Без четкого знания этих процессов возможны различные аберрации, искажения, пусть даже неумышленные, реальной истории.

Тема доклада Дмитрия Травина – научного руководителя «Центра исследований модернизации» Европейского университета в Санкт-Петербурге – была связана с экономикой. Доклад назывался «Экономическая реформа Ельцина-Гайдара: четверть века спустя». Автор обратил внимание на то обстоятельство, что в последние годы все чаще и громче стал ставиться вопрос, а можно ли было провести реформы по-другому? Нынешний серьезный кризис, который длится уже не первый год, этот вопрос только обострил. Чтобы ответить или отвечать на него честно, следует очень предметно и добросовестно вспомнить ситуацию в стране на начало 90-х. Нынешние критики реформ Ельцина-Гайдара, считает Травин, говорят общие слова, но при этом не вспоминают, что внятной альтернативной концепции реформирования просто не было. А приватизацию начал не Ельцин с Гайдаром и Чубайсом, а компартия Советского Союза гораздо раньше. Стоит вспомнить структуру отечественной экономики, дряхлой и нежизнеспособной, абсолютно не готовой к рынку. Следует не забывать о полном отсутствии рыночных институтов. Признаком хорошего тона стали рассуждения, что можно было бы пойти неким китайским путем. При этом если сравнивать структуру экономики России и Китая, то станет ясно, что китайская экономика времен начала реформ была похожа на советскую ленинских времен, но Китай шел по этой дороге последовательно. А наши реформы начались в условиях катастрофы, параллельно решалась сложнейшая задача – накормить людей.

Нет, по мнению Травина, простых и однозначных ответов на тяжелейшие вопросы – можно ли было по-другому. Главное, чтобы не было простоватых, поверхностных и ангажированных ответов.

Рудольф Пихоя – доктор исторических наук, завкафедрой истории российской государственности Института госслужбы и управления персоналом РАНХи ГС – назвал свой доклад «Из СССР в Россию: исследование истории страны на рубеже ХХ-ХХI веков», а выступление начал с вопроса – «знаем ли мы свою историю?» Часто возникает иллюзия – знаем, конечно, поскольку мы ее непосредственные участники, мы сами жили в это время. И привел один яркий пример. Оказывается, с 1979 года мы – Советский Союз – не смогли довести до переработки 30 миллионов тонн выращенного зерна. И так продолжалось все последующие годы. При этом каждый год для нужд сельского хозяйства строили по 7 заводов минеральных удобрений. Проедали сами себя. Деньги пускали на ветер. Что-то мы не знаем, а многое забыли. Например, дефицит – страшный бич советского времени, который постоянно обсуждали даже на Политбюро.

Беспокоит Пихою ситуация, когда в дискуссиях о том времени доминируют суждения, но ведь обществу нужно дать информацию, проверенные и безусловные факты. Лишь тогда можно будет сформировать адекватно представление об очень сложном, противоречивом периоде в жизни нашей страны. Привел Рудольф Германович обескураживающий факт, значимость которого мы мало осознаем, если знаем о нем вообще. Одним из результатов реформы стала маргинализация, которая, по словам Пихои, «зацепила всех». С исчезновением целых отраслей промышленности, сельского хозяйства (колхозов, например) подавляющая часть населения страны утратила свой прежний социальный статус, ведь привычка к патернализму имеет в России очень глубокие корни.

Тема доклада бывшего председателя Верховного Совета Белоруссии Станислава Шушкевича была сформулирована кратко и четко: «Борис Ельцин и обретение независимости Белоруссии». Как известно, белорусы веками мечтали о своей государственной независимости. И за двести лет из всех российских царей, вождей, генсеков и президентов, лучше скажем деликатно – руководителей – только президент России Борис Ельцин реально помог обретению Белоруссии государственной независимости. Для миллионов белорусов этот факт не забудется никогда и не подлежит никакому пересмотру. Рассказал, конечно, Станислав Шушкевич и о том, как происходили в Вискулях выработка и подписание исторических Беловежских соглашений. Сегодня те события также подвергаются искажению, трактуются недопустимо вольно.

Другие доклады, прочитанные позднее, были не менее глубоки и интересны. Общественный деятель Петр Филиппов говорил о благотворительности на ниве просвещения в новой России. Доклад политолога Дмитрия Орешкина «Эпоха Ельцина – новая Россия: устремления и реальность» был посвящен и истории страны советского периода, и огромной многообразной проблематике выборов, и советско-перестроечных, и, уже в наше время, новой России. Профессор Александр Сунгуров – руководитель департамента прикладной политологии Санкт-петербургского филиала Высшей школы экономики – говорил о теме российских реформ: участии/неучастии экспертов и гражданских организаций.