В Ельцин Центре в Екатеринбурге 16 февраля открылась выставка «Сказка для Свердловска. Пешеград Льва Эппле». Проект экологичного города-сада, описанный Эппле, представляется особенно актуальным в контексте того, что 2017-й год объявлен в России Годом экологии.

Родившийся в 1900 году художник-иллюстратор Лев Эппле – человек удивительной судьбы, пропустивший сквозь себя несколько эпох: дореволюционную Российскую империю, Октябрьскую революцию, лесоповал, спецпоселение, наконец, наполненную надеждами эпоху послевоенного Советского Союза.

Высокопрофессиональный художник Лев Эппле иллюстрировал книги А. Пушкина, Н. Лескова, В. Маяковского, Г. Уэллса, Д. Мамина-Сибиряка, К. Чуковского, И. Ильфа и Е. Петрова и многих других классиков российской и зарубежной литературы.

Несмотря на тяжелые жизненные испытания, Эппле не разучился творить и мечтать. А главной мечтой Эппле было, пожалуй, превращение «закрытого» в ту пору промышленного Свердловска в экологичный город-сад. Городом-садом, согласно планам Эппле, Свердловск должен был стать в 2017-м году.

Стоит отметить, что сама по себе идея идеальных городов или страны, населяемой гармоничными и справедливыми гражданами, «витает в воздухе» не одно столетие. Можно вспомнить сочинения Платона, «Утопию» Томаса Мора (1516), «Город Солнца» Томмазо Кампанеллы (1602) и другими. Но если Платон, Мор и Кампанелла сосредотачивались в большей степени на построении идеального общества, нежели на внешней стороне жизни людей, то в ХХ веке обрело особенную популярность направление, можно сказать, «идеального градостроительства». Так, Эбенизер Говард предложил концепцию идеального города как поселения круглой формы с многочисленными бульварами, садами, общественными зданиями и стеклянной галереей. Наибольшую популярность идея города-сада приобрела в Великобритании, где возникло аж два города-сада – Лечворт и Велвин. Нашла последователей идея и в других европейских странах: Бельгии, Германии, Швеции, Испании, Австралии. Попытки создания подобных городов были и в России.

Так что можно сказать, проект Свердловск-Пешеград находился в русле мировых тенденций. Примечательно, что в центре города будущего, по замыслу художника должен был возвышаться памятник Владимиру Ленину.

– Это выставка работ творческого человека с очень необычной тяжелой судьбой. Несмотря на все перипетии, он старался думать о высоком. Его интересы относились во многом к тому, что сегодня называется урбанистикой, – отметил, открывая выставку, руководитель Архива Президентского центра Б.Н. Ельцина Дмитрий Пушмин.

– Пешеград возник в то время, когда в СССР большое внимание уделяли градостроительным идеям, – рассказала куратор выставки Марина Соколовская. – Выходило много книг о городах будущего. Особенность этих городов в том, что градостроители пытались организовать комфортную жизнь для людей и построить город, который бы ответственно распоряжался ресурсами. В этом проект Эппле соответствует актуальным градостроительным идеям той поры. Были актуальны экологические и транспортные проблемы. Речь шла о создании пространства, где людям было бы комфортно ходить пешком, можно было бы поддерживать свое здоровье. Это был синтез западных градостроительных идей и социалистических представлений о городе.

Елена Штубова, директор Музея архитектуры и дизайна УГАХУ

Фото Любови Кабалиновой

Выставка «Сказка для Свердловска. Пешеград Льва Эппле» – это собрание эскизов, фотографий и документов, благодаря которым можно себе представить образ «Города Солнца» по-советски. Воссоздать город будущего для наших современников удалось благодаря усилиям Ельцин Центра, Музея архитектуры и дизайна УГАХУ и, конечно, Евгению Алексееву – соавтору книги «Лев Эппле».

– Спасибо за помощь в проведении выставки. Мы очень рады, что именно на вашей площадке имеем возможность продемонстрировать архивы и материалы, – сообщила Елена Штубова, директор Музея архитектуры и дизайна УГАХУ. – Думаю, это только начало нашего плодотворного сотрудничества. Ельцин Центр – прекрасная площадка, мы надеемся, что благодаря проекту наша аудитория расширится. Сам проект полноценный, масштабный. Большая часть материалов, представляющих Пешеград на выставке, – из нашего архива, их передала нам дочь Эппле.

– Какую ценность имеют эти материалы сегодня? Актуальны ли они в мире торговых центров и небоскребов?

– Материалы о Пешеграде очень актуальны! В мире бум ландшафтного дизайна. И в России тоже. В Год экологии важно проанализировать, что нужно сделать, чтобы наши города если не превратились в сады, то хотя бы приблизились к вечной мечте архитекторов о городе-саде. Проект Эппле не лишен утопичности: к примеру, художник предлагал разбивать газоны там, где обветшали и разрушились старые здания. Но ведь землю в центре мегаполиса вряд ли отдадут под газон. Тем не менее, мы надеемся, что некоторые идеи этого проекта будут восприняты.

– Насколько проект был прорывным для советского времени?

– Когда Эппле создавал свой проект, шла работа над генеральным планом Свердловска. Много говорили о создании парковых и пешеходных зон. Строились новые микрорайоны, где были аллеи, зеленые участки во дворах. Многие проекты воплощались в жизнь.

– Вероятно, это было особенно актуально в контексте того, что Свердловск был индустриальным центром.

– Конечно! Идеи Эппле были восприняты. Другое дело, что масштабный замысел художника требовал других усилий и затрат.

– Что помешало Эппле реализовать проект?

– Эппле сам делал акцент на том, что его проект будет реализован к 2017 году. Безусловно, тогда о Годе экологии речи не было, но все знали, что в 2017-м году грядет столетие Октябрьской революции. И Эппле полагал, что к столетию революции все наши города станут городами-садами».

Один из авторов книги «Лев Эппле» Евгений Алексеев. Открытие выставки «Сказка для Свердловска. Пешеград Льва Эппле».

Фото: Любовь Кабалинова

О перипетиях судьбы Льва Эппле и истории его архива рассказал один из авторов книги «Лев Эппле» Евгений Алексеев, у которого хранятся некоторые работы мастера.

– Мне кажется, сегодня существует огромный интерес к истории Свердловска и региона, – отметил Евгений Алексеев. – Появляются новые имена, артефакты, документы, художественные произведения, у которых есть свои ценители.

– Что представляет собой архив Льва Эппле сегодня?

– Дочь художника, Татьяна Львовна, почти все ценные вещи передала Музею УГАХУ еще в 80-х годах. В семье остались графические и живописные работы. В Музее писателей Урала хранятся иллюстрации к произведениям уральских литераторов.

– Что вы открыли для себя во время работы над книгой про Льва Эппле?

– Когда прикасаешься к судьбе творческой личности, открываешь для себя примеры мужества и благородства. Лев Эппле был прежде всего благородным человеком. Виталий Волович, вспоминая его, говорил, что он походил на средневекового рыцаря. Крупные черты лица, спокойствие, европейское чувство юмора и оптимизм. Несмотря на лагеря, несмотря на репрессии, он верил в себя, в друзей, в будущее. Этот человек не смог реализовать ни одного монументального проекта, многие его задумки остались на бумаге, он сумел реализоваться на 5-10 процентов. Но величие замыслов у него было.

– Что ему удалось воплотить?

– Он реализовался прежде всего в книжной графике. Виталий Волович видел в нем человека европейской культуры, который знал иностранные языки, получил воспитание в царской России, учился в гимназии, застал Серебряный век. Он видел уличные бои в Москве в декабре 1917 года. И передавал письма Льва Троцкого к Владимиру Ленину. Он рассказывал дочери, как на Красную площадь, когда приезжал Ленин, заранее собирали небольшие группы людей. Ленин на грузовике подъезжал к одной группе, что-то рассказывал и переезжал к другой. Его очень серьезно охраняли после выстрела Фанни Каплан. Судьба Льва Эппле чрезвычайно интересна. Он общался с Дмитрием Шостаковичем.

– В чем причина того, что Эппле подвергли репрессиям?

– Люди немецкой национальности были направлены в лагеря, в спецпоселения. Его семья сначала была депортирована в Казахстан. Потом Эппле был выслан на север Свердловской области, это Ивдель и Сосьва, после расконвоирования жил в Ирбите, потом перебрался в Свердловск.

– Чем он занимался в Свердловске?

– Иллюстрировал книги. Профессиональных художников-иллюстраторов в Свердловске 50-х было немного. Когда Эппле еще находился на лесоповале, он иллюстрировал книги Д. Мамина-Сибиряка. Его фамилию просто не ставили.