Утро выдалось звонким: холодным и солнечным, словно специально для проводов на место вечной стоянки. Черный, отполированный до блеска, ЗиЛ 41052 из гаражных ворот выехал собственным ходом. Звук мотора недвусмысленно говорил, что мощь в нем заключена былинная. Несколько лет главным пассажиром этого автомобиля был первый Президент России. Из Москвы бронированный ЗиЛ отправится на Урал, в музейную экспозицию Ельцин Центра в Екатеринбурге, в родной город Бориса Николаевича.

Эвакуатор, который должен был доставить президентское авто на товарный двор одного из московских вокзалов, был обычным, средних габаритов. На таком легко и беспроблемно везти средних калибров иномарку или нашу легковушку. Но в сравнении с почти пятитонным ЗиЛом, длина которого более шести метров, эвакуатор казался осликом, стоящим рядом с владимирским тяжеловозом. Но оказался работящим и толковым и вполне справился со своей задачей. Но это стало понятно позже, а сейчас надо было взгромоздить тяжеловоз на спину ослика.

Рассказывать в деталях, что куда и по скольку раз пришлось подкладывать доски, каменные плитки — то под одно колесо эвакуатора, то под оба, чтобы ЗиЛ по выдвинутым трапам аккуратненько въехал на нужное место, не будем. Также нет смысла говорить про попытки приподнять, точнее, направить лимузин так, чтобы, не дай бог, не поцарапать его даже снизу, где царапин никто и никогда не заметит. Тут надо было быть очевидцем. Отдадим должное виртуозному мастерству водителя, который по сантиметрам наезжал вперед и сдавал назад, мал по малу, шестым чувством чувствуя габариты и вес уникального автомобиля. Когда своими глазами следишь за такими «маневрами», понимаешь, что термин мастер-класс применим не только к урокам оперных примадонн.

Но такое автошоу — не для всех, поскольку водители, которые возят первых лиц, люди «режимные», засекреченные. Они кадровые офицеры Федеральной службы охраны. И президентский лимузин, который мы забираем, принадлежит ФСО, и передан Президентскому центру Б.Н. Ельцина на безвозмездной основе и со всей соответствующей документацией. Теперь у ЗиЛа другая миссия — мемориально-музейная. Если бы автомобиль был «на службе», то посторонние к нему на пушечный выстрел не подошли бы.

Что представляет собой президентский ЗиЛ 41052? Это легендарный автомобиль, гордость отечественного автомобилестроения. Выпускался на Заводе имени Лихачева с середины 80-х до 1999 года. Конкретно наш, который возил Бориса Николаевича, был изготовлен в 1997 году.

Сколько всего было выпущено таких лимузинов? Цифры, которые гуляют по Интернету, разнятся. Максимально говорится о 22-х, встречается и 18, минимальная «версия» — 13 лимузинов, с уточнением — «четырнадцатый экземпляр до сих пор находится на заводе в недособранном состоянии». Утверждается, что «на сегодня сохранилось 10 экземпляров».

Характеристики впечатляют:

Масса без нагрузки
4750 кг
Масса снаряженная
5500 кг
Мощность двигателя
315 л.с
Объем двигателя
7680 куб.см
Скорость
190 км/ч
Разгон
до 100 км/ч за 13 с
Бронезащита
8-10 мм
Толщина стекол
41,5 мм
Вес двери
200 кг

Автомобиль оснащен системами антипрослушивания и защиты от радиации. Салон аскетичный: никакого золота, хрусталя и прочих излишеств, солидность и величественность обеспечиваются иначе.

Капсульная конструкция — советское ноу-хау. Надежность традиционной схемы бронирования, когда серийный автомобиль защищался броневыми листами, а стекла заменялись бронированными, оставляла желать лучшего, и советские инженеры придумали оригинальную — капсульную. Это когда сам автомобиль строится вокруг бронированной капсулы. Материалы для бронирования — исключительно отечественного производства. По защищенности ЗиЛ не могли превзойти никакие зарубежные аналоги. Но после распада СССР один автомобиль был выкуплен и разобран. Идею скопировали, и теперь она используется повсеместно. Но ЗиЛ 41052 до сих пор остается одним из самых защищенных на планете. Сегодня такой автомобиль можно и купить, правда, цена его колеблется от 600 000 до 900 000 долларов.

Погрузка закончена, лимузин надежно закреплен и маленьким караваном во главе с машиной сопровождения отправляемся на товарный двор. Неторопливо, словно прощаясь с Москвой, едем по набережным и вдоль Кремля. Мы едва не создаем угрозу движению, потому что едущие навстречу водители на президентский лимузин глядят во все глаза, вертят головам и отвлекаются от дороги.

Слух о каком-то диковинном авто по товарному двору разлетелся мгновенно. Потянулся местный рабочий народ — посмотреть-полюбопытствовать. «А можно сфотографироваться на телефон рядом с машиной?» Что ж, мы не звери.

Погрузить Зил в 40-футовый контейнер оказалось не проще, чем на эвакуатор. Входит прекрасно, но выбраться из машины водитель уже не может — двери открываются всего сантиметров на 20–25. Можно, конечно, отправить контейнер вместе с водителем, как с экспедитором, но еды мы ему не загрузили, да и скучно будет больше десяти дней одному трястись по железным дорогам до Екатеринбурга. Снова ЗиЛ выезжает из контейнера, будем закатывать вручную, на раз-два взяли. Удачной оказалась девятая или десятая попытка: то руль чуть повернется, то еще что-то. Толстенный брус прибивается к полу контейнера, колеса ЗиЛа зафиксированы, железнодорожная тряска теперь не страшна.

Створки-дверцы контейнера закрываются, ставится пломба. Осталось дождаться монстра-погрузчика, который схватит контейнер и довезет до платформы. В Екатеринбурге драгоценный груз встретят надежные люди, и через какое-то время президентский ЗиЛ станет украшением музея Ельцин центра в родном городе Бориса Николаевича.