Ушел из жизни Георгий Михайлович Гречко – летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза, замечательный человек, покорявший всех его знавших своим жизнелюбием, добротой и открытостью. Случилось это 8 апреля, в месяц, который у всех космонавтов считается особенным. Георгию Михайловичу было 85 лет.

Советский космонавт Георгий Гречко выступает перед детьми из Клуба юных космонавтов (1982)

ТАСС

Его жизнь вместила в себя огромное количество событий: учебу в Ленинградском военно-механическом институте (окончил с отличием), работу в ОКБ-1 (сегодня – ракетно-космическая корпорация «Энергия»), более двадцати лет – в отряде космонавтов (обычному человеку трудно представить, какой это труд и самопожертвование), три космических полета, защиту докторской диссертации, научную работу. Георгий Михайлович был ведущим телепрограммы «Этот фантастический мир», консультантом научно-популярных и художественных фильмов. За свою жизнь Георгий Гречко совершил немало ярких поступков. И не все они были связаны с историей космонавтики. Так, в 1989 году именно Георгий Гречко переломил ход политической интриги, целью которой было выдавить из предвыборной гонки кандидата в народные депутаты СССР Бориса Ельцина. В Архиве Президентского центра Б.Н. Ельцина есть снимки, запечатлевшие этот день.

Георгий Гречко и Борис Ельцин. Окружное предвыборное собрание по московскому национально-территориальному округу №1 перед выборами народных депутатов СССР. 21 февраля 1989 г.

Архив Президентского центра Б.Н. Ельцина

Георгий Гречко и Борис Ельцин. Окружное предвыборное собрание по московскому национально-территориальному округу №1 перед выборами народных депутатов СССР. 21 февраля 1989 г.

Архив Президентского центра Б.Н. Ельцина

Из книги Бориса Ельцина «Исповедь на заданную тему»

«Хроника выборов 21 февраля 1989 года»

«Странно, но мне до сих пор не верится, что это случилось. Кандидатом по Московскому национально‑территориальному округу зарегистрирован Б. Ельцин. То, чего так не желали, чему с таким отчаянием сопротивлялись аппаратные верхи, — произошло.

Вместе со мной в избирательный бюллетень будет включён Ю. Браков, генеральный директор ЗИЛа.

Но по порядку… На окружном собрании меня должны были «прокатить». В зале тысяча человек, из них двести представляют десять кандидатов и восемьсот — тщательно отобранных, проинструктированных послушных выборщиков.

Всем было известно, чем кончится окружное собрание, аппарат наметил двух кандидатов — Ю. Бракова и космонавта Г. Гречко. У меня была единственная надежда на то, что все‑таки удастся переломить зал и зарегистрировать всех, тогда появлялся реальный шанс. Перед началом собрания все десять претендентов по моей инициативе подписали письмо к участникам собрания с просьбой внести в бюллетени всех кандидатов в депутаты. Надо сказать, все подписывали это обращение с большим удовольствием, никому не хотелось участвовать в спектакле с уже готовым, расписанным финалом. Но по настроению зала я почувствовал — в этот раз номер не пройдёт, в голове у каждого заученно сидело две фамилии: «Гречко, Браков», опыт прошлых собраний был учтён, неуклюжие бюрократы тоже умеют извлекать уроки из ошибок.

После выступления каждого из кандидатов со своей программой по регламенту следовали ответы на письменные вопросы — 5 минут и на вопросы с мест — 7 минут. Мне пришло больше 100 письменных вопросов.

Я уже знал, что в зале с заготовленными провокационными вопросами сидят люди и только ждут отмашки организаторов шоу, чтобы «делать дело». И тогда я решил поступить неожиданно. Из всех вопросов, поступивших ко мне, я выбрал в основном самые несправедливые, неприятные, обидные. Обычно все отбирают для своих ответов выигрышные, я решил сделать наоборот.

Начал отвечать на записки: «Почему вы предали Московскую партийную организацию, струсили, испугались трудностей?», «На каком основании ваша дочь переехала в новую квартиру?» и все в том же духе, разве только что не было вопросов про приводы в милицию и про порочащие связи… Но этими ответами я совершенно расстроил планы руководителям мероприятия. Почти все негативные вопросы, которые они планировали задать с мест, уже прозвучали, и на вопросы устные я отвечал легко и спокойно. Я видел, что зал потихоньку начал оттаивать, появились какие‑то надежды на незапланированный исход.

Но был у нас припасён ещё один сюрприз. Перед началом собрания ко мне подошёл космонавт Георгий Гречко и сказал, что хочет снять свою кандидатуру, поскольку считает, что будет правильным, если меня выдвинут кандидатом в депутаты и, вообще, сражаться со мной он не хочет. Я говорю: нет, подумайте… Он ответил — я твёрдо решил. Ну и тогда я попросил его, чтобы он взял самоотвод перед самым началом голосования.

Гречко все прекрасно изобразил. Вообще, я понял: в нем прекрасный актёр умер. Во время всего собрания он переживал, нервничал, всем своим видом показывал, как его волнует реакция выборщиков, ответы, вопросы, борьба за регламент и т. д. И вот наконец перед самым голосованием каждому даётся минута, так сказать, последнее слово. Дошла очередь до Гречко. И тут он спокойно подходит к трибуне и произносит: «Прошу снять мою кандидатуру».

Это был, конечно, мощнейший удар по организаторам. У всех, кого проинструктировали голосовать за Бракова и Гречко, как бы появился свободный выбор, теперь можно было отдать свой голос за меня почти с чистой совестью, если будет тайное голосование, а его удалось пробить.

Так и произошло, я набрал больше половины голосов. Все кандидаты меня тепло поздравили. Между всеми нами была дружеская, товарищеская атмосфера, и это тоже во многом повлияло на итоги выборов».

Космонавт Георгий Гречко на орбите, 1978 год

Павел Маркин/Интерпресс/ТАСС

Президентский центр Б.Н. Ельцина выражает глубокие искренние соболезнования родным и близким Георгия Михайловича Гречко.

Георгий Гречко будет похоронен 11 апреля в Москве на Троекуровском кладбище.