В Ельцин Центре в Екатеринбурге об истории Ленинградского рок-клуба 15 апреля рассказала его секретарь и главный администратор Ольга Слободская.

Жизнь Ленинградского рок-клуба была короткой, но яркой – по сути, с 80-х до начала 90-х. В ту пору жизнь страны кардинально менялась, а рок был своего рода музыкальным сопровождением эпохи исторического перелома, когда Россия прорывалась сквозь «железный занавес» на просторы глобального мира. Однако после распада большой страны пропала и необходимость в крупном объединении музыкантов, которым просто стало, в общем-то, некому и нечему бросать вызовы. Началась эпоха клубов, дискотек и гламура.

Лекция Ольги Слободской в Ельцин Центре

Видео: Артур Селезнев

Вообще особенный и лиричный ленинградский рок – та музыка, которая, по сути, родилась у распахнутого Петром I окна в Европу, а потому одновременно была наполнена свежим воздухом российских перемен и западными мелодиями. Питерский рок – это попытка переосмысления реальности периода Перестройки, Перестройки экономики, эстетики и сознания. Это «Поезд в огне» группы «Аквариум». Это «Хочу перемен» и «Группа крови на рукаве» группы «Кино». Это «Осень» группы «ДДТ».

– История Ленинградского рок-клуба разворачивалась в то время, когда такси надо было ждать часами. Когда не то что не было интернета и гаджетов – городской телефон стоял не в каждой квартире. И у телевизоров было в лучшем случае три кнопки, а то и вовсе только одна, – поведала в ходе лекции Ольга Слободская. – Борису Гребенщикову в 1981 году было 28 лет. Майку Науменко – 26. Виктору Цою в 1982 году, когда он вступил в рок-клуб и впервые выступил, 20 лет. Так что это была история жизни и творчества совсем молодых людей в условиях тоталитарного государства. 7 марта 1981 года на сцене Ленинградского межсоюзного дома самодеятельного творчества (ЛМДСТ), расположенного по адресу улица Рубинштейна дом 13, прошел первый официальный концерт Ленинградского рок-клуба. Здание располагалось в самом центре города, в старинном особняке, где был зал на 550 человек.

В первом концерте принимали участие группа «Зеркало», которая через несколько лет распалась и прекратила свое существование; группа «Россияне», которая играла хард-рок и тоже ушла в небытие через несколько лет, когда их лидер пропал без вести; группа «Мифы», которая иногда собирается на юбилейных мероприятиях и играет традиционный рок; а также группа «Пикник», которая выступает до сих пор.

Первые рок-группы в Ленинграде образовались в 60-х годах. Это были группы «Аргонавты» и «Санкт-Петербург». До ЛМДСТ производились три попытки создания рок-клуба, и все три были неудачные. Не было директора дома культуры, который взял бы на себя смелость связаться «с этими сумасшедшими музыкантами». Потому что выглядели они несоветскими людьми. Волосатые, одеты кое-как, как хиппи. И пели они непонятно о чем. Директор ЛМДСТ, Анна Иванова, взяла на себя огромный риск, но когда к ней пришли музыканты, она произнесла историческую фразу: «Если меня уволят, муж меня прокормит». И потом состоялся первый концерт рок-музыкантов. Главным плюсом ЛМДСТ, помимо наличия зала и Анны Ивановой, было то, что там существовал отдел, который мог официально литовать тексты. Через отдел цензуры проходили все тексты. У меня сохранился даже штампик «Разрешено к исполнению». Группа-член рок-клуба приходила в отдел с текстом песни, и текст литовался. Только потом группа могла выступить. Но скандалы все равно были, потому что на местах не могли представить, что люди непонятного вида будут петь неизвестно что.

Рок-клуб объединял не только музыкантов, но и художников, фотографов и полулегальных журналистов. И техническую службу, которая занималась аппаратурой.

Отдельных музыкальных изданий не было. У нас были друзья-журналисты, например, Артемий Троицкий. Был журналист Андрей Бурлака, который выпускал ежемесячный журнал «РИО», в основном, фиксируя, кто, когда и на какой площадке выступил и иногда брал интервью. Также был журналист Александр Старцев, который выпускал журнал «Рокси». Я тогда училась на вечернем отделении и работала в машбюро. И вот я после работы печатала этот журнал, в нем было страниц 70-80. Печатались пять, иногда шесть экземпляров. На шестом обычно все было плохо видно. В журнале не было призывов свергнуть советскую власть. Там были рецензии на вышедшие альбомы, статьи о прошедшем концерте, пара интервью с музыкантами, но это был настоящий самиздат.

Чем занимался рок-клуб? Раз в год проходило общее собрание, приходили представители групп, подводили итог прошедшего года и выбирали Совет рок-клуба, пять-семь человек с правом голоса. Они и секретарь должны были организовывать работу клуба в течение года. Это было прослушивание групп на предмет вступления в рок-клуб, прослушивание при подготовке к фестивалю, организация концертов раз в месяц, организация и проведение фестиваля. Первый фестиваль прошел в 1983 году.

В клубе в среднем было 50-60 групп, в каждой состояло от пяти до шести человек. У членов рок-клуба обязанностей никаких не было, группа могла выступать, а могла не выступать. При этом и музыканты, и фотографы работали в разных местах, а собирались только по вечерам и в субботу или воскресенье. Рок-клуб работой не был. Официально трудоустроиться в рок-клуб можно было только в 1987 году.

Группы, которые входили в рок-клуб, – это «Аквариум», «Кино», «ДДТ», которая присоединилась к рок-клубу в 1987 году, когда Шевчук переехал в Ленинград. Входили в Ленинградский рок-клуб «Колибри» и «Секрет», которая начинала в Ленинградском рок-клубе, а потом ушла в Ленконцерт. Также «Машина времени» стала частью Москонцерта. Была «Поп-механика» Сергея Курёхина. Курёхин обычно серьезно готовился: он придумывал музыкальную и театральную канву. Подключались оркестры, народные хоры, духовые и струнные инструменты, гитаристы и бас-гитаристы. Курёхин задавал музыкальную тему, а музыканты потом ее развивали. Была первая женская группа «Ситуация». Еще были «Петля Нестерова», «Дурное влияние», «Фронт». Группы были разножанровыми. Главными критериями для вступления в рок-клуб были определенный талант, умение играть более-менее прилично и умение «дать драйв» на сцене.

Прослушивание происходило следующим образом: приходила группа или представитель группы и просила прослушать. Прослушивание происходило по субботам. Группу либо не принимали, либо говорили, что посмотрят по обстоятельствам, либо принимали в члены рок-клуба, – рассказала Слободская.

Перед лекцией Ольга Слободская посетила Музей Ельцин Центра.

– Мне безумно понравился музей, он грандиозный, – поделилась она впечатлениями. – Сюда можно приходить не один раз, потому что за один раз не охватить все, что здесь представлено, особенно молодым людям, которые не были свидетелями происходившего. Они должны переваривать все постепенно. Здесь все можно слушать, смотреть, есть интерактивные вещи. Прекрасный книжный магазин, который мне очень понравился. И вообще Центр наполнен жизнью, сюда приходят люди, много детей. В Центре есть ощущение воздуха, это очень приятно. К Борису Николаевичу Ельцину я отношусь очень хорошо.

– Какими были ваши 90-е?

– Я человек, интересующийся историей. И это было мое время. Во время путча я стояла ночью у Мариинского дворца. Да, тогда было тяжело, сложно, не было денег, были бандиты. Мы пытались жить и строить ту жизнь, которую хотели построить. Это было живое время.

– Два самых «роковых» городов России – Екатеринбург и Санкт-Петербург. Это города, которые дали большое количество творческих людей в сфере рок-музыки. Как вы можете объяснить этот феномен?

– У меня нет ответа на этот вопрос, кроме того, что так сложились звезды.

– Какие коллективы из числа групп Ленинградского рок-клуба вам ближе?

– В ленинградском рок-клубе в разные времена было до 50-60 групп. У каждого они свои. Конечно, это «Аквариум», «Кино», «Зоопарк». Я еще любила группы «Джунгли», которая играла инструментальный джаз-рок, «Сезон дождей», «Алису» начального периода.

– Не секрет, что рок способствовал перевороту в сознании жителей Советского Союза. Рок изменил мир?

– Рок не был единственным голосом. Были и поэзия, и кинематограф. Но рок-музыка – массовое явление, оно охватывало молодежь, на концертах происходил обмен энергетикой. Это стало мощным толчком. Развивалась техника, копировались альбомы. Их передавали друг другу и слушали. Таким образом, аудитория увеличивалась, и это сыграло свою роль.

– Как вы оказались в среде рокеров?

– Впервые я услышала «Зоопарк» и «Аквариум», когда училась в школе, а потом случайно познакомилась с президентом Ленинградского рок-клуба. Мне дали пригласительный билет на открытие сезона 1985 года. Я стала приходить, помогать – и в итоге оказалась сотрудником.

– Рок 80-х и начала 90-х, по сути, выразил философию эпохи социального и отчасти эстетического перелома. Кому сегодня адресован рок, и какой «месседж» он несет?

– Каждый занимается тем, чем хочет. Рок-музыка уже не может играть ту роль, которую она играла в 80-х годах, просто потому что появилось очень много возможностей, которых раньше не было. Это книги, отечественные и иностранные, которые можно читать на языке оригинала. Это и мировые премьеры кинофильмов, которые проходят одновременно. Это и театр. Это и интернет, где можно слушать любую музыку. Поэтому отечественные исполнители и музыка как таковая не могут иметь такую же силу воздействия, как раньше.

– Как вы оцениваете ту роль, которую сыграл рок в жизни нашей страны?

– Рок-музыка дала ощущение внутренней свободы. При этом большинство групп Ленинградского рок-клуба не ставили перед собой задачи протестовать против чего-либо. Музыканты просто хотели делать то, что хотят делать, и играть то, что хотят играть. Это было их основной потребностью. А так, как известно, «митьки никого не хотят победить».

– Известные рок-группы из Свердловска, ныне Екатеринбурга, перебрались из столицы Урала в центр. Группа «Наутилус Помпилиус», к примеру, переехала в Санкт-Петербург, «Агата Кристи» в Москву. В чем, на ваш взгляд, состоят отличительные особенности питерского рока?

– В Санкт-Петербурге больше музыкальных направлений. К тому же, рядом граница с Финляндией, Прибалтикой, так что было и больше разного рода возможностей.

– По вашим прогнозам, как будет развиваться рок?

– Не знаю. Но музыка будет существовать всегда, пока будет жить человек. Будет ли это называться рок-музыкой или иначе, не знаю.