Жюри VI Международного конкурса пианистов памяти Веры Лотар-Шевченко назвало победителей основной номинации. Главный приз 2016 года получил Олег Худяков.

Олег Худяков родился 23 декабря 1994 года в Арзамасе-16 (ныне - Саров) Нижегородской области. Студент третьего курса Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского (педагог - профессор Валерий Пясецкий).

Вторая премия основного конкурса – Роман Косяков и Тимофей Доля (Россия), третье место у Александра Широкова (Россия) и Жибек Кожахметовой (Казахстан), четвертое – Константин Звягин (Германия). Напомним, что победителем юношеского конкурса Лотар-Шевченко стал Александр Ключко.

В Большом зале Свердловской государственной филармонии 1 июля состоялось торжественное закрытие VI Международного конкурса пианистов памяти Веры Лотар-Шевченко. Победителей поздравила Наина Ельцина и губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев.

Торжественное закрытие VI Международного конкурса пианистов памяти Веры Лотар-Шевченко

Видео: Игорь Гром

В завершающий день также состоялся концерт лауреатов. Обладатель Гран-при Олег Худяков сыграл с Уральским академическим филармоническим оркестром. Дирижировал заслуженный артист России Алексей Доркин.

На концерте присутствовали исполнительный директор Президентского фонда Бориса Ельцина Александр Дроздов, Татьяна и Валентин Юмашевы.

ПРОГРАММА КОНЦЕРТА ЛАУРЕАТОВ VI КОНКУРСА ПАМЯТИ ВЕРЫ ЛОТАР-ШЕВЧЕНКО

1 ОТДЕЛЕНИЕ

Официальная часть

Концертная программа: соло лауреатов юношеского и основного конкурса (всего 6 человек): 44 минуты

Александр Ключко (Россия) – I премия Юношеского конкурса: Бетховен. Соната № 23 (Аппассионата) фа минор, соч. 57, 1 часть – 10 мин.

Константин Звягин (Германия) – IV премия Основного конкурса: Дебюсси. Две прелюдии: Шаги на снегу + Что видел западный ветер – 7 мин.

Жибек Кожахметова (Казахстан) – 3 премия Основного конкурса: Шостакович. Прелюдия и фуга ми-бемоль минор – 6 мин.

Александр Широков (Россия) – 3 премия Основного конкурс: Рахманинов. Этюд-картина ми-бемоль минор, соч. 39, 35 – 5 мин.

Тимофей Доля (Россия) – 2 премия Основного конкурса: Шопен. Ноктюрн ре-бемоль мажор – 5 мин.

Роман Косяков (Россия) – 2 премия Основного конкурса: Лист. Испанская рапсодия – 11 мин.

Антракт – 20 минут

II ОТДЕЛЕНИЕ

На сцене – Уральский академический филармонический оркестр

Дирижёр конкурса – заслуженный артист России Алексей Доркин

Солист – победитель Конкурса – лауреат I премии Олег Худяков

Бетховен. Концерт № 3 для фортепиано с оркестром до минор, соч. 37, в 3 частях – 34 мин.

Все дни на прослушиваниях работали музыковеды пресс-центра конкурса. На каждого конкурсанта ими было составлено своего рода досье – отзыв, отражающий впечатление от выступления пианиста. Мари Байкузина так написала об игре Олега Худякова:

«Многие участники в качестве крупных форм выбрали циклы, причем, далеко не сонатные. Так, в исполнении Романа Худякова прозвучали Английская сюита №3 И.С. Баха (кстати, сыграна очень необычным для произведений Баха звуком, насыщенным, полным, подобно воспроизведению оркестрового звучания), «Арабески» Р. Шумана, а также «Прелюдия, Хорал и Фуга» С. Франка, а также сочинение многим полюбившегося джазового композитора Н.Г. Капустина – Этюд №1 «Прелюдия». Зрители первого и второго дня II тура конкурса были настолько щедры на овации, что этого исполнителя мы увидели на поклоне второй раз»

Удостоились отзывов и лауреаты:

«Жибек Кожахметова порадовала чуткостью и такой потрясающей лирикой. В самом деле, слушая эту пианистку, удается «отключаться» хоть на минуту от бесконечной аналитики.

Третий концерт Прокофьева в ее исполнении подкупил, прежде всего, тем, что в нем было главное – стержень, яркость, эмоциональность и даже доблесть. На мой взгляд, был мало озвучен верхний регистр, что достаточно важно в музыке Прокофьева. Хотелось бы ко всем прочим плюсам, чтобы еще и «верхушки» звенели. В целом выступление этой пианистки пришлось зрителям по душе, и зал дружно аплодировал и скандировал «браво». И это неслучайно, ведь исполнительница смогла, несмотря на мелкие недочеты и не всегда слаженный ансамбль, донести саму суть музыки, а это куда важнее.

Тимофей Доля в очередной раз доказал свою техническую оснащенность и такое важное качество, как стабильность за роялем. Если у Жибек случались промахи в крайних частях бетховенского концерта, то Тимофей все испытания и подводные камни этого произведения выдержал с достоинством. Форму пианист ощущает очень хорошо, что и позволило на одном дыхании исполнить два сложнейших концерта. Следом за Бетховеном прозвучал Рахманинов – знаменитый второй концерт. Многое удалось Тимофею в этом произведении, однако, на мой взгляд, не хватило мощности и смелости, что отразилось на звучании кульминаций с оркестром – пианиста просто поглощал оркестровый звук. Кроме того, чувствовалась некая суета в побочной партии и во второй части, как будто пианист ощущал себя не в своей тарелке. Все остальное – форма, все технически сложные моменты – были исполнены блестяще. Было настоящей радостью познакомиться с таким исполнителем»

«Как рядовой пианист представляет себе типичного музыковеда? Горбатого от сиденья за столом, витающего в облаках «ботаника». А каким типичный музыковед видит типичного пианиста? Многие со мной согласятся – он представляет себе Романа Косякова, - пишет об обладателе II премии Мари Байкузина. - Высокого, с длинными пальцами, шикарными локонами, и – лауреата международных конкурсов с профессионально выполненной программой. Пожалуй, никто еще в I туре конкурса не исполнял Шумана настолько правильно. В данном исполнении его сонаты сохранилось именно то, «шумановское» начало, идеально сделанная смена образов: «… энергия, первозданная сила и ароматно-нежная, задумчивая мечтательность», как характеризовал музыку Шумана один из его современников. Каждая романтическая интонация − будь это вопрос, утверждение, удивление − всё четко и ясно прослушивалось. Игра Романа Косякова привлекла не только этим, но и своей темпераментностью, чистым звуком, а также отсутствием «лишних» нот, что удается далеко не каждому. На едином дыхании прозвучала Испанская рапсодия Ф. Листа. Не многим исполнителям удаётся зацепить внимание на своей игре и продержать его до самого конца»

Музыковед Вера Бунькова – о Константине Звягине:

«Пианист явил на суд жюри объемную программу. Как правило, дни конкурса не особенно богаты разнообразием фамилий композиторов. Лепту в правое дело расширения поля имен внесло исполнение Константином Звягиным (после прозвучавших из под его же рук опусов Гайдна и Скрябина) сочинения Кароля Шимановского («Серенада Дон-Жуана» №3, ор. 34). За «Дон-Жуаном» последовали шесть этюдов-картин Рахманинова, где исполнитель раскрыл ту густоту и мощь звука, которой способен был ответить его стараниям инструмент»

В перерыве между блоками конкурсных прослушиваний музыковеду Оксане Гагариной (пресс-центр конкурса Лотар-Шевченко) удалось побеседовать с членом жюри конкурса, пианистом, профессором Франкфуртской высшей школы музыки Львом Наточенным.

− Конкурс вам кажется интересным?

− Мне очень интересно. Некоторые конкурсы я знаю − был в жюри, в общем, не новый человек в этом деле. Я работал много лет в трёх странах. Сначала в Москве, в Нью-Йорке 20 с лишним лет, теперь в Германии. Надо сказать, что здесь редкая организация. Даже конкурсы с несравнимо более крупными бюджетами не располагают такой организацией, такой точностью, таким уважением к конкурсантам и членам жюри. Это редкое явление. И, конечно, приятно, что вспомнили эту гениальную женщину, потому что её никто не знает не только здесь, но и во Франции. Это несправедливо, а ведь она огромная пианистка! Но у неё мало записей, о ней мало известно. И Юрий Данилин (ответственный секретарь, инициатор конкурса Лотар-Шевченко – Ред.) молодец, конечно. Что там говорить! Такую махину поднять! Ведь в России это практически невозможно, если человек не связан с высшей точкой политической вертикали. Это просто колоссально!

− Какие перспективы вы видите для дальнейшего развития этого конкурса?

− Прежде всего отмечу, что уровень конкурса конечно очень высокий. Можно развиваться, но это зависит от бюджета и того, что может конкурс дать, потому что молодые люди нуждаются сейчас в концертах, ну и, понятно, в деньгах. Но в концертах − преимущественно, потому что концерты в конечном итоге переводятся в деньги. Концерты всегда очень трудно получить. И если конкурс сейчас даёт какое-то турне во Франции − это чудно. Без географии развитие бренда практически невозможно.

− Что бы вы хотели пожелать конкурсантам во втором и третьем турах?

− Получше играть не помешало бы. Да, есть очень хорошие ребята. Но есть и те, которым нужно учиться, учиться и учиться много. Они немножко, как бы сказать, варятся в собственном соку и не интересуются тем, что происходит. Некоторые, которые интересуются, они и играют иначе. А некоторые… Вот выходит человек и начинает играть, и слышно, что он ничем не интересуется, кроме как, я извиняюсь за выражение, по клавишам стучать. Хотелось бы пожелать, чтобы поменьше по клавишам стучали и побольше слушали и книжки читали. Тоже помогает!