18 декабря Музей Бориса Ельцина в Екатеринбурге посетила Лидия Графова – известный российский журналист, правозащитник, главный редактор независимого журнала «Миграция XXI век», член Правительственной комиссии по миграционной политике и член Общественного совета при ФМС России, лауреат премии «Золотое перо России».

Многие журналисты выросли на ее общественно-резонансных статьях. Лидия Графова вела рубрики «Интервью с интересным человеком», «Наедине с собой», «Хочешь стать лучше?», ездила в командировки на Дальний Восток, проехала «Золотое кольцо» Колымы, спускалась на дно Байкала, летала на Северный полюс. Двадцать лет посвятила любимой «Комсомолке» и двадцать пять «Литературной газете». Ее коллегами были настоящие асы журналистики – Евгений Богат, Аркадий Ваксберг, Ольга Чайковская, Юрий Щекочихин. Ее волновала социальная проблематика. После публикации в «ЛГ» восьми её статей, разоблачающих анонимные доносы, ЦК КПСС принял постановление о запрете реагировать на анонимки. В настоящее время Лидия Графова публикуется в «Российской газете», «Новой газете». Кроме того, она автор шести книг и одиннадцати документальных фильмов. Вошла в число 35 женщин, номинированных от России на получение Нобелевской премии мира.

Лидия Графова провела в Музее Б.Н. Ельцина более двух часов. Экскурсию для нее провела Марина Соколовская – руководитель экспозиционно-выставочного отдела музея.

– Лидия Ивановна, каково первое впечатление?

– Я потрясена и вдохновлена. Очень яркий, очень необычный музей. Очень креативный – в нем столько оригинальных решений, сюрпризов для заинтересованных людей. И все это вдохновлено мыслями о гражданских свободах человека, с чем я сталкиваюсь каждый день. Не знаю, сколько часов надо, чтобы все прослушать, все увидеть. В зале Свободы мы провели полчаса, пока всех увидели и услышали. И все-таки не всех услышали и увидели – там сотни интервью о свободе, о независимости: президентов, звезд спорта и кино, но главное, простых граждан. А какой вид на город открывается из окон зала Свободы – белый, чистый, простор. Символично? Надо сюда приходить не один раз. Не знаю, получится ли у меня, но я бы сюда пришла еще раз. Потрясло, с какой любовью и человечностью здесь все сделано, как бережно представлена в нюансах жизнь огромной страны. Кажется, все про это знаешь, и вдруг открывается что-то новое, какая-то интересная подробность. Детям здесь, наверное, хорошо – здесь все рассказано на понятном им языке.

– В музее есть образовательный отдел, где научные сотрудники, педагоги составляют программы для детей, доступные их возрастам. Трех, пятилетние дети уже приходят в Ельцин Центр с друзьями и родителями. Вместе посещают музей, и для них это большое историческое приключение – как для детей, так и для родителей.

– Конечно, нельзя не использовать такой богатый материал. Говорить с детьми надо на их языке, тогда им будет интересно и полезно. Это не такое уж далекое прошлое, его надо знать.

Материал подан нетенденциозно. Совершенно нет. Наоборот, он подан многосторонне, корректно. Это музей не только Ельцина – это музей целой эпохи, в котором представлена вся наша жизнь. Ничего не вызвало у меня неприятия или раздражения. Только интерес, глубокий человеческий интерес, ведь многое для нас было сокрыто в то время. Мы не знали истинного положения вещей. А тут столько документов, и все это уже оцифровано – изучай историю, политику, экономику страны.

…слушай свидетельства очевидцев…

– Я знаю многих этих людей, тем более приятно видеть их представленными здесь, будто повстречала старых знакомых. Уже написаны книги и трактаты, но услышать живой голос человека, увидеть его эмоции – мне кажется, для исследователя это важно. В витрине подарков мы увидели свитер, подаренный Борисом Немцовым Борису Николаевичу. Это сразу всколыхнуло целую волну воспоминаний. Мы общались с Немцовым во время предвыборной кампании. Он несколько раз бывал у меня дома. Я рада, что его помнят здесь.

Лидия Графова о Музее Б.Н. Ельцина

Видео: Александр Поляков

На что обратили особое внимание?

– Мне показалось, мало сказано про Чечню, а ведь это такая трагедия для нашего народа. Я была там, видела всё своими глазами, разговаривала с людьми. Не знаю, как об этом рассказывать – это болевая точка для всех, но из уважения к людям надо больше освещать эту тему. Хотя мы до сих пор не научились говорить об этом спокойно. Экспозиция – этот блиндаж или окоп, залитый кровью, – он впечатляет, но мало сказано о тех ошибках, которые были допущены руководством страны. Не только Ельцин принимал решение, были люди, более компетентные в этих вопросах.

Что-то стало для вас открытием?

– Всё. И сам музей, и все здание. Я не говорю об его архитектурных достоинствах, они очевидны. Я говорю о его возможностях. Тут и большой книжный магазин, кинозал, концертная площадка, художественная галерея и чудесное кафе «1991», в котором мы тоже побывали. И все организовано с большим вниманием к посетителю. Мы шли мимо стены, где перечислены имена людей, которые поддержали создание Центра. Среди них первые лица государства, деятели искусства, бизнесмены, коммерческие компании. Это производит впечатление: люди вкладывают средства в культуру и историческую память своей страны. Что может быть важнее?