14 марта Наине Иосифовне Ельциной исполнилось 85 лет.

Накануне на Первом канале состоялась премьера документального фильма «Наина Ельцина. Объяснение любви». А в ближайшее время выйдет книга воспоминаний Наины Ельциной «Личная жизнь». Сегодня мы публикуем фильм и короткие фрагменты из книги мемуаров, рассказывающие о том, как отмечались праздники в семье Ельциных.

«Наина Ельцина. Объяснение любви». Фильм

«Наина Ельцина. Объяснение любви»

Фильм Людмилы Телень

«Личная жизнь». Мемуары

* * *

В нашей семье всегда было много шуток, хохота, сюрпризов. Борис старался не просто сделать подарок – он превращал это в праздник.

Как-то вернулся домой в мой день рождения, когда уже гости сидели за столом. Вошел в распахнутом пальто и стал, как фокусник, доставать из карманов куски шелка – кажется, там было два или три отреза на платья. И конечно, в руках был букет цветов.

У меня день рождения в марте – в Свердловске еще зима. Но Борису удавалось находить живые цветы – скорее всего, в заводских оранжереях, они тогда были на многих предприятиях. С какого-то времени Борис стал мне дарить огромные кусты азалий в горшке – почти с меня ростом. Выяснилось, что их выращивают в оранжерее на заводе имени Калинина. Азалии – цветы капризные, но очень красивые. Я подкладывала в горшки лед, и цвели они подолгу. А когда отцветали, мы отдавали их обратно в оранжерею.

Борис всегда дарил мне огромные букеты. Ему вообще всегда хотелось, чтобы подарка было «много». Он и дочкам, а потом внукам всегда выбирал большие игрушки.

Он умел обрадовать нас чем-то совершенно неожиданным. Однажды, накануне 8 Марта, кто-то из наших друзей привез с севера судака и муксуна. Борис надел мужской бордовый фартук (мой подарок на 23 Февраля, заранее купила во время поездки в Германию). Удалил всех из кухни. Рецепт, как потом выяснилось, прочитал в книге «О вкусной и здоровой пище». Провозился часа два или три. Я пыталась проникнуть на кухню, но он не пускал: закончу – войдешь. К приходу гостей, наших соучеников, сам сервировал стол – он это умел и иногда делал. Посредине стояло блюдо с фаршированной рыбой. Она была очень вкусной. Но никогда больше Борис ее не готовил.

Я, выбирая подарки Борису, поступала проще. Обычно покупала книги, галстуки, по особо торжественным случаям – часы. Он радовался подарку, а потом легко его передаривал. Мог снять галстук, часы, запонки и тут же подарить. Мы с Леной и Таней расстраивались: «Это же наш подарок!» Он смеялся: «Ну и что? Пусть человеку будет приятно».

Помню, в 2003 году Бориса пригласили на десятилетие Академии архитектуры и строительных наук, которая была создана по его инициативе. Там ему вручили мантию, а он в ответ – снял с руки золотые часы, которые мы ему всей семьей подарили на день рождения. Прошло несколько лет, и жена художественного руководителя Театра сатиры Александра Ширвиндта Наташа рассказала, что часы, оказывается, были подарены ее родственнику, он их много лет носит.

Борис и Наина Ельцины за свадебным столом в доме родителей невесты. Оренбург. 1956. Из семейного архива Ельциных

* * *

28 сентября 1996 года была сорокалетняя годовщина нашей свадьбы. Мы, конечно, об этом не помнили. И день этот никогда не отмечали как праздник. В мыслях не было. Даже не могу сказать почему. По-моему, тогда никто не отмечал.

А дети, оказалось, про наш юбилей помнят. 28 сентября Таня с Леной и их мужья пришли к нам в больницу с огромным букетом цветов, как любил Борис, и блюдечком, на котором лежали два кольца. Для меня – с бриллиантами. Для Бориса – просто узкое золотое.

Вижу, у Лены с Таней глаза на мокром месте. И Борис тоже сидит растроганный. Про себя и не говорю… Жалко, что поднять по бокалу шампанского нам было нельзя – ни мне, ни ему.

Подаренное детьми кольцо я с тех пор почти не снимаю, а Борис свое носил очень недолго – так к нему и не привык.

Борис не понимал, как это люди разводятся. Был у него друг, у которого умерла жена и он женился во второй раз. Обычная история. Но Борис долго отказывался ему звонить, приглашать в гости. Я никак не могла понять почему. Потом все это как-то наладилось, начали общаться. Прошло время, я говорю Борису: хорошо, что ты все это принял. Он мне ответил: «Я не принял, я смирился. Но все равно не понимаю, как можно было так поступить».

– А если я первой уйду из жизни? – спросила я.

– Мы должны умереть в один день. Я без тебя жить не буду. Мы же с тобой один организм. И душа у нас одна.

Он не раз повторял это, хотя о чувствах говорить не любил. Однажды, когда мы смотрели какой-то фильм, я начала вспоминать про девочек, которые ему в институте нравились. Он оборвал меня: «У меня в памяти даже никаких имен не осталось. Только ты».

* * *

По-прежнему собираемся на воскресные обеды. Семья у нас теперь очень большая – с внуками и правнуками семнадцать человек. Когда тепло, обедаем во дворе у русской печки, когда холодно – в доме. Готовим то, что любят дочки, их мужья, внуки и правнуки.

Праздники стараемся отмечать тоже вместе. А на мой день рождения обязательно собираются все. Стараются меня как-то порадовать, готовятся, придумывают неожиданные подарки. Когда мне исполнялось восемьдесят четыре года, Таня купила тысячу розовых роз с потрясающим ароматом и расставила их в стеклянных вазах по всему дому. Просто как в сказке.

Борис и Наина Ельцины

Архив Президентского центра Б.Н. Ельцина