В первую субботу июля в рамках кинолектория «Лето с Детским Пионером» кинокритик Антон Долин представил юным зрителям Ельцин Центра мультфильм японского режиссёра-аниматора Хаяо Миядзаки «Рыбка Поньо на утёсе».

Хаяо Миядзаке мечтал стать конструктором самолетов и работать на том же авиазаводе, что и его отец и дядя. Но однажды, увидев российский мультфильм «Снежная королева», понял, что больше никогда не сможет заниматься ничем другим, кроме анимации. Антон Долин был в гостях у японского режиссера, общался с ним и его семьей. Узнал, что Хаяо очень любит русские сказки, особенно – в оформлении Ивана Билибина.

Мультфильм показывался на японском языке с русскими субтитрами. Кинокритик сообщил, что сам предпочитает смотреть фильмы на родном языке их создателей, читая субтитры, и это вовсе не раздражает его.

Кинолектрий "Лето с Детским Пионером" в Ельцин Центре

Фото Любови Кабалиновой

После просмотра Антон ответил на вопросы юных зрителей и сам задал им множество вопросов по содержанию мультфильма. Только самые маленькие зрители нашли сходство в сюжете «Рыбки Поньо» с «Русалочкой» Ганса Христиана Андерсена. Только взрослые угадали, что морской царь, отец Поньо, хотел устроить всемирный потоп, и его смогла остановить лишь мама рыбки, похожая на Снежную королеву из русского мультика. Но никто не угадал, что это – история любви между мальчиком и рыбкой.

Кинолектрий "Лето с Детским Пионером" в Ельцин Центре

Фото Любови Кабалиновой

Юные зрители пригласили Долина на следующие показы, они очень хотели, чтобы Антон рассказывал им про все фильмы совместной летней программы Ельцин Центра и столичного кинотеатра «Пионер» .

Встреча кинокритика Антон Долин со зрителями

Фото Любови Кабалиновой

В свободное время кинокритик посетил концерт Людмилы Петрушевской, прошедший в Ельцин Центре в рамках Евразийского фестиваля современного искусства, и Музей первого президента России Бориса Ельцина.

Музей реально очень крутой. Мне кажется, он обязателен для посещения вообще всем, – делится впечатлениями Антон Долин. – Несмотря на некоторое предубеждение к фигуре Ельцина, которое возникло в последние 10-15 лет не без усилия многих нынешних политиков, здесь нет никакого перекоса в сторону восхваления. Это не музей-памятник. Это музей, исследующий эпоху, музей 90-х – тех самых, в которых лежит основа того, что мы проживаем сейчас – и хорошего, и плохого. Тем, кто строил музей, удалось соблюсти этот хрупкий баланс, сложное равновесие между шоком и травмой от распада СССР и теми открытиями и событиями, которые случились с нами после конца империи.

Антон Долин в Музее Б.Н. Ельцина

Видео: Александр Поляков

– Личность Ельцина, как к ней не относись, ярчайшая, – продолжает Долин. – Мало с кем можно сравнить по масштабу его фигуру. Мне понравилось само здание, по-моему, в нем скрыто огромное количество еще не использованных возможностей и, я надеюсь, что вы найдете как их использовать. Я будто заново пережил 90-е, это лучшее время моей жизни. Я – живое опровержение утверждения, что в 90-е хорошо было только мошенникам. Никогда мошенником не был. В 90-е заканчивал школу. В 92-м поступил в институт. В 97-м выпустился из него. И в том же году нашел первую работу. Был корреспондентом службы информации «Эха Москвы» вплоть до нулевых. Работал корреспондентом на выборах. Был в редакции «Эха» 31 декабря – в тот день, когда Ельцин объявил об отставке. Кстати, занимался освещением этого события, как и вся остальная редакция. Всему, что знаю, я научился в 90-е. В 90-е в 67-й школе-гимназии благодаря свободному времени мы изучали на уроках Платонова, Бродского, Шаламова. И вот вам факт: в 90-м году лично я (мне было тогда 14 лет) читал одноклассникам целый урок лекцию об Андрее Платонове с собственными иллюстрациями и примерами из текста. Не думаю, что такое было возможно в 80-е и что такое возможно сейчас. Тогда же у нас были достаточно свободные нравы в школе. Я познакомился со своей женой, с которой мы вместе 25 лет – это тоже говорит о чем-то.

Замечательные 90-е позволили мне довольно равнодушно относиться к учебе на филфаке МГУ, хотя и получить общую базу и написать диплом на довольно авангардную по тем временам тему по истории советской повести-сказки. И в тоже время я перечитал колоссальное количество фэнтези, слушал рок-музыку и впервые съездил за границу. Открыл для себя Европу, которая для меня очень важна. Те же 90-е позволили мне без всякой квалификации пойти в журналисты, а потом пойти в кинокритики и, кажется, я в этом преуспел. 90-е для меня – это время открытости, свободы, образования и возможностей. Эти возможности никак не связаны с какими-то нетрудовыми доходами. Как и вся страна, я жил тогда очень бедно и прекрасно это помню. Я жил тогда в Москве у родителей, а мои друзья в общежитии МГУ. Вместе мы пили плохую водку, закусывая бутербродами с кетчупом. Мы покупали на «Горбушке» «паленые» пиратские кассеты, как с музыкой, так и с фильмами, и устраивали самодеятельные концерты. Я играл в группе, преподавал, поскольку иначе зарабатывать не умел, в нескольких школах, и самая высокая моя зарплата в то время была 100 долларов в месяц – выше мне не удавалось подняться. За 100 долларов я вел у трех классов русский язык и литературу: у третьего, шестого и десятого. Продержался ровно три месяца, одновременно с этим еще и учился. В общем, для меня это главное базисное десятилетие моей жизни. Я отдаю себе отчет, для какого количества людей это было драматическим временем, но, очевидно, в моем случае произошло абсолютно гармоничное совпадение человека и эпохи. В нынешнем времени, в котором я значительно более успешен, стал старше и увереннее, чувствую себя гораздо менее комфортно, чем тогда, – говорит Антон Долин.