Театральная платформа «В Центре» 11 мая представила зрителям долгожданную премьеру спектакля «Колымские рассказы» по мотивам рассказов Варлама Шаламова. Премьера состоялась в преображенном пространстве репетиционной аудитории Ельцин Центра на пятом этаже. При полном аншлаге люди сидели даже на полу, но зато были максимально близки к происходящему на импровизированной сцене.

Фрагмент спектакля "Колымские рассказы" по Варламу Шаламову в Ельцин Центре

Видео: Александр Поляков

Три актера, минимум декораций. Максимум света и звука. Актеры не играют, а лишь перемещаются по сцене. Их голоса нейтральны, но звуки, сопровождающие их то ли медитативную рефлексию, то ли едва различимый речитатив, действительно создают эффект погружения, вызывая физиологические реакции у зрителей. Хочется поежиться, унять мурашки, потереть ладошки, чтобы согреться.

Звуки барабана, сделанного из большой железной бочки, наделяют происходящее смыслами космического порядка, а образ даурской лиственницы на белом светящемся экране, живущей, кстати, более шестисот лет, привносит в творящееся на сцене строгий элемент вечности.

Все основательно, крепко. Только человек слаб и невероятно хрупок, и у него уже нет сил противостоять вселенскому злу. Но даже в этом состоянии он цепляется за жизнь, мечту соединиться со своими близкими, заняться любимым делом, воспрянуть духом и вернуть себе утраченное достоинство.

На премьере присутствовали эксперты национальной театральной премии «Золотая маска» 2017 года. Мы взяли у них небольшие интервью. И хотя они высказывались очень осторожно, было очевидно, что спектакль им понравился.

– Сейчас возникает довольно много спектаклей на тему репрессий и лагерной жизни. И хорошо, что возникает, – рассказала театральный критик Оксана Ефременко. – Об этом надо говорить, потому что мы наблюдаем весьма распространенную тенденцию – отказ от прошлого. То, что мы не забываем об этом, хорошо, но очень важно найти театральный язык: не фальшивый, не искусственный и не условно эстрадный – для этой темы, чтобы погрузиться в историческую материю того времени. Мне кажется, что здесь как раз найдена очень верная, очень искренняя интонация, то, что в меня попадает. Потому что ребята, которые делали спектакль, как раз занимаются молодым театром, поколенческим. Им около тридцати, они говорят на том языке, который мне близок, – они мне предлагают эти обстоятельства, чтобы стало по-настоящему страшно. Финальное послесловие о том, что все это может повториться, очень убедительно, потому что ты на самом деле понимаешь, что оно может повториться.

Вот эта искренняя интонация, пойманная не через реставрацию событий прошлого, а через реставрацию моего отношения к истории: как я бы поступил, что бы со мной было, как бы я себя ощущал в этих страшных условиях. Вот это очень ценно, и мне кажется, что это удалось в спектакле сделать. Поэтому он вызывает лично у меня довольно сильную, человеческую реакцию. И еще мне кажется важным, что в спектакле нет театральных условностей. Через минимализм визуальный, через минимализм существования, через богатую музыкальную партитуру возникает мифологическое пространство. Действительно, эти истории – о смерти, человек приближается к ней, и эти внутренние пласты идут не через логическое, а через сакральное внутреннее существование. Музыкальные ритмы будят в нас генетическую память. Особенно этот барабан воспроизводит ритмы сердца, поступь жизни. У меня возникли ассоциации с другими спектаклями. Например, «Барабан в ночи» Юрия Бутусова – спектакль о смерти. Вот этот ритмичный бой – как танец смерти, он очень завораживает. На этом фоне все истории звучат более трагично и значимо. Мне кажется, спектакль получился, – заключила Оксана Ефременко.

Спектакль «Колымские рассказы»

Фото: Артур Селезнёв

Театральный критик Екатерина Рябова также поделилась своими впечатлениями:

– Не могу не согласиться с коллегой, мы посмотрели в последнее время несколько премьер, связанных с наследием сталинских времен. В Норильске вышел спектакль об этом. Спектакль «Чук и Гек» в Санкт-Петербурге – об этом. Там знакомая нам довольно солнечная история показана с другой стороны: отсутствие папы, поездка в далекую тайгу – она как бы отзеркалена. «Колымские рассказы», пожалуй, первый спектакль, где тема звучит в другом ключе, очень современно. Здесь нет попытки сыграть прошлое. Здесь сделана попытка пропустить эту жизнь через себя. Не стать землей, как у Ахматовой, а через себя её оживить. Это у команды постановщиков получилось. Я тоже хочу отметить музыкальное сопровождение. Звучание просто, но в то же время очень грамотно разложено на голоса – то один рассказчик, то их двое, то они перекликаются. Фигура власти, которая появляется здесь, не пугает. Она не вызывает тектонического ужаса. Мы понимаем, что вертухай такой же как они. При всем том зле, которое он транслирует, он, в сущности, такой же раб системы, как они. Он тоже заложник и в любой момент может оказаться среди них. Голос человеческого очень важен. В связи с этим я вспомнила одну цитату из Лидии Гинзбург. Она сказала, что Европа в силу своего индивидуализма не могла противостоять Гитлеру. Все, что было обособленное, индивидуальное – все сдалось под натиском врага. Советский же человек был лишен индивидуального, он был растоптан Левиафаном нашей системы, поэтому для него личная жертва не была чем-то особенным, она была в порядке вещей. И здесь мы видим этих людей – униженных, растоптанных, лишенных человеческого достоинства, для которых смерть – избавление. Именно поэтому нельзя, чтобы это повторилось.

Критики отметили убедительную актерскую игру, в ней не было ничего лишнего, внешнего, наносного. Актерам Александру Фукалову, Дмитрию Зимину, Ильдару Гарифуллину удалось, используя минимум художественных средств, сохранить подлинность и документальность шаламовской прозы. Зрители стоя аплодировали актерам и создателям спектакля: режиссеру Алексею Забегину, художнику-постановщику Константину Соловьеву и саунд-дизайнеру Елизавете Неволиной.

Екатеринбургское театральное сообщество откликнулось просьбой устроить специальный показ для них.

Перейти к заказу билетов