Театральная платформа «В Центре» успешно осваивает различные площадки Ельцин Центра. Сценой для спектакля «Казус Послера» на этот раз выбрали лекционное пространство Арт-галереи «Под лестницей».

Единственный исполнитель Александр Фукалов предстал перед зрителем в роли лектора, облаченного в свободную клетчатую блузу и цветастый шарф, повязанный на французский манер. А как же иначе? Автор монологов о искусстве – французский драматург Жак Можено. Филипп Послер, художник-новатор, которому посвящена лекция, тоже француз.

Сам спектакль – новая и неожиданно привлекательная форма легкой, фонтанирующей монопьесы, которую удобно играть в академических, непривычных для театра, пространствах – залах музеев, галерей, учебных аудиториях, фойе и холлах общественных зданий, кафе, клубах и частных гостиных.

Неслучайно афиша собрала столь внушительную аудиторию – более 70 человек на маленьком пятачке. Пришлось выставлять дополнительные стулья для желающих прослушать увлекательнейшую лекцию о современном искусстве.

То, что лекция является откровенной мистификацией, многие зрители поняли только после окончания спектакля. Лектор был так убедителен. В течение лекции он озабоченно чесал подбородок, заглядывал в конспекты, демонстрировал слайды, проводил анализ, проецируемых на экран произведений, цитировал классиков, приводил исторические примеры.

Сомнительный художественный прием Филиппа Послера также не вызывал отторжения. Наоборот, оригинальный подход к шедеврам мастеров заставил восхититься часть публики. А другую часть поерзать на стуле, потому, что они никогда не слышали о Филиппе Послере – художнике, сумевшем произвести подлинную революцию в изобразительном искусстве. Им не доводилось видеть его ошеломляющих работ – таких, теперь уже программных полотен, как «После «Джоконды» или «После «Завтрака на траве». Две эти картины представляют собой пейзажи, из которых изъяли: в одном случае Джоконду, а в другом группу завтракающих на траве. То, что было призвано стать окружением, вышло на передний план и обрело собственную значимость. Вершиной в искусстве Послера стала его последняя работа, названная им «После всего».

Она более всего нуждалась в пояснении. Чистая стена и табличка с указанием названия картины и имени автора. Критика вознесла до небес этот неосязаемый, но крайне концептуальный арт-объект. Действительно, чем «Черный квадрат» Малевича лучше белой стены. И чем стена не манифест? Кстати, стену с табличкой продали за восемь миллионов долларов.

Дерзкая ироничная мистификация предложила зрителю осмыслить методы современного искусства, его приемы и жанры, средства выражения. Казус Послера состоит в том, что каждый видит то, что хочет видеть. Вокруг художников всегда крутятся критики, галеристы, аукционисты, менеджеры. Все они хотят привлечь внимание публики, представить товар, как можно дороже продать его и тем самым подтвердить собственную значимость. Для них талант не имеет значения. А мы в условиях тотального промывания мозгов совершенно утратили способность к самостоятельному мышлению.

В самом начале лектор спрашивал у публики, знает ли она величайшего художника современности Филиппа Послера. Никто не знал, но у многих возникло ощущение, что они уже слышали о нем. Лектор с громким возгласом изумления, близкого к негодованию «Как? Вы не знаете Филиппа Послера?», кинулся немедленно восполнять вопиющий культурный пробел.

Александр Фукалов блистательно прочел лекцию. Он рассказывал анекдоты, приводил исторические примеры, которые оправдывают современные средства самовыражения. Все это напоминало сеанс белой и черной магии из «Мастера и Маргариты» с последующим за ним разоблачением.

Впрочем, с разоблачением Фукалов не спешил. Он мастерски держал паузу и вглядывался в озадаченные лица зрителей. Вдруг кто-то очнется и закричит: «А король-то голый!»

Но этого не случилось. И лектор торжественно признался, что Филиппа Послера никогда не существовало – это, абсолютно вымышленный, персонаж. И хотя его приметы мы встречаем во многих «творцах» современности, неискушенному человеку трудно понять, кто мошенник от искусства, а кто нет. Истинную ценность произведения вам не подскажут ни энциклопедические издания, ни телепередачи, ни заверения экспертов.

Единственный способ – всегда опираться на собственное мнение, а это значит – больше доверять себе.

Кстати, после разоблачения, многие в аудитории вздохнули с облегчением. После спектакля состоялось обсуждение.

Одни благодарные зрители утверждали, что с первых минут почувствовали подвох. Другие сожалели, что Филиппа Послера не было на свете и что раз его не было, его следовало бы придумать, что собственно и сделал Жак Мужено. Многие делились впечатлениями от посещения выставок, где полно работ достойных кисти Филиппа Послера. Дамы сокрушались по поводу собственной легковерности. Кто-то вспомнил знаменитую коллекцию Дэмиэна Херста The Physical Impossibility of Death in the Mind of Someone Living, в которую вошли помещенные в формалин трупы животных, в том числе знаменитая тигровая акула. Коллекция была продана за рекордную цену. Херст стал рекордсменом среди художников, которые при жизни получили подобную сумму за произведение искусства.

Некоторые изъявили желание посмотреть спектакль еще раз и пригласить своих знакомых и друзей.

Следует отметить, что спектакль «Казус Послера» – лауреат фестиваля лучших спектаклей Свердловской области «Браво!». Кроме того, он был номинирован к участию во всероссийской театральной премии «Золотая маска».

Сергей Парфенов, предприниматель:

– Толковый спектакль. Я бы еще раз внимательно посмотрел его. Мне знакомо это ощущение, когда тебе что-нибудь «впаривают». Сколько раз жалел, что не послушался внутреннего голоса. Говорил сам себе: «Я же не спец!» или «Зачем им обманывать меня?» В общем, согласен, есть такая проблема. Не только в искусстве. Я бы и детей привел, им было бы полезно.

Тамара Гусфельд, пенсионерка:

– Получила колоссальное удовольствие. Во-первых, необычный формат. Во-вторых, исключительное содержание. Я ловила каждое слово. И наслаждалась актерской игрой. Тонко подмечены черты всех преподавателей. Получился собирательный образ – пройдохи-лектора, но очень убедительный. И еще: Послера не существовало, но сам прием, используемый им, интересен. Я поймала себя на мысли, что пытаюсь представить многие картины без героев. Мы сейчас на выставке Дубосарского. Вот ближайшая картина с ныряльщиком и девушкой на пристани. Убрать их. Что получится? Я бы показывала их в паре.

Юлия Арапова, психолог:

– Я отдохнула. От души посмеялась. Сразу поняла, что с Послером что-то не так. Иначе почему «казус»? Ну, и лектор выглядел жуликовато. Этот его шарфик специально отвлекал от лица, чтобы не было видно, что он откровенно врет. Актер, конечно потрясающий. Я бы хотела посмотреть другие работы с его участием. Мне сказали, что он играет в спектакле «Карусель» в вашем музее. Если так же талантливо, то стоит посмотреть. В общем, остроумно, поучительно, талантливо. У меня прямо руки чешутся позвонить подружке, она не смогла со мной пойти, и рассказать.

В следующий раз спектакль пройдет 12 марта.