В Музее первого Президента России Бориса Ельцина 8 марта царила праздничная атмосфера. Именно там, в знаменитом «ельцинском» троллейбусе и у открытого микрофона, собрались участники клуба «Мои 90-е», чтобы поговорить о чудесах женской смекалки, которые помогали тысячам российских семей выживать в эпоху экономических экспериментов, дефицита, пустых прилавков и инфляции.

– Я хочу рассказать о своей маме, – поведала руководитель экспозиционно-выставочного отдела Марина Соколовская. – Когда мы приехали в Екатеринбург в 1992 году, то жили в служебном общежитии на Уктусе. И вот однажды туда привезли машину яблок. Оказалось, что некий врач решил заработать, купил в Крыму фуру с яблоками – и выяснил, что ни один магазин их на продажу не берет. Яблоки портились, и врач их выбрасывал. И вот моя мама предложила мужчине эти яблоки продать. Родители писали от руки объявления, отец наклеивал их на жилые дома. И люди стали приходить, покупать эти яблоки. Мы с братом помогали яблоки сортировать. Машина яблок была продана, ими угощался весь квартал. Это был первый мамин опыт предпринимательства. На заработанные деньги была куплена одежда и другие нужные товары.

Изначально Международный женский день возник как символ борьбы женщин за равные права с мужчинами, прежде всего, это касалось зарплаты и избирательного права. В 1910 году инициативу перехватила неистовая Клара Цеткин, соратница и подруга другой неистовой ниспровергательницы основ Розы Люксембург. Как известно, Цеткин занимала очень активную позицию в борьбе за права женщин, являлась участницей международного коммунистического движения и одним из основателей Компартии Германии. Кроме того, несмотря на имидж убежденной феминистки и «эмансипе», Клара была сначала супругой народника и выходца из Российской империи Осипа Цеткина, а впоследствии художника Георга Цунделя, который был ее на 18 лет младше. Так или иначе, именно с подачи Клары Цеткин 8 марта стал Международным женским днем, когда прекрасная половина человечества должна была «бить во все колокола» и привлекать внимание общества к проблемам женщин.

Однако решительным дамам довольно быстро удалось добиться своего: они получили право голоса и возможность работать наравне с мужчинами. В результате Международный женский день начал обретать мирную окраску и постепенно превратился из дня борьбы в день любви и весны, и семейный праздник.

Клуб «Мои 90-е». 8 марта 2017 года

Видео: Артур Селезнев

Но вернемся в троллейбус, превратившийся 8 марта в своего рода «машину времени», которая как будто перенесла своих «пассажиров» на 25 лет назад, а еще – в «будку гласности», где женщины делились самым сокровенным.

– Моя жизнь была трудной, – поделилась воспоминаниями Ольга Шафранец. – В 1941 году моего отца направили из Свердловска в Ленинград осваивать производство танков. Наше детство пришлось на трудные годы. Жизнь вынуждала быть экономными. У нас не было игрушек, мы делали их сами, играли в стекляшки, деревяшки, осколки. У нас не было чернил и тетрадей. В школе это понимали, мы даже изготавливали самостоятельно приборы из дерева. Летом мы носили сапоги, перчатки у нас были выше локтей, очки из проволоки. И этот опыт нам помог в 90-е годы. Многие из нас были вынуждены оставить свои специальности. Так, я была ведущим инженером на одном из заводов, которого сегодня уже нет, так что потом кем я только не трудилась, занималась шитьем, работала курьером.

– В 90-е я была ребенком, – рассказала Юлия Загородняя. – Когда появились кассетные магнитофоны, мы с девочками пробовали сами делать аудиозаписи. А когда наш старый магнитофон переставал работать, мы проявляли креатив – оказалось, что «кассетник» можно реанимировать с помощью гвоздя.

– В 1987 году я поступила на физический факультет УрГУ. С той поры я сохранила фотографию собрания в университете на тему «Не дадим в обиду Ельцина!», – поведала Светлана Гацуленко. – В 90-е была эпоха талонов, а они одно время были привязаны к магазинам. На талоны, по которым полагалось приобретать колбасные изделия, можно было также купить курицу. Помню, как осенью 1991 года мы с будущим мужем стояли в гастрономе за курицей, и там были огромные очереди. Помню 1 января 1992 года, когда все прилавки были полны пельменями, которые накануне стоили чуть более 2 рублей, а к утру подорожали до 45 рублей за 1 килограмм. И очередей уже, естественно, не было. В общем, в те годы мы получили навык – как достать по талонам на колбасу что-то другое. Подгузники тогда стоили столько, что в голову не приходило их покупать, а старшую дочь, которая родилась в 1992 году, мы вырастили на кефире, который делали сами с помощью закваски.

– Помню, как люди бились в очередях, чтобы снять свои сбережения, – рассказала участница встречи Светлана. – У меня были три тысячи рублей, на которые теоретически можно было купить «Запорожец». Когда мне, наконец, удалось снять эти деньги, я купила на них только словарь Ожегова и закончила бухгалтерские курсы. Сейчас это вспоминается как приключение. Словарь Ожегова стал любимой книгой для моих детей. А профессия, которую я приобрела благодаря курсам, кормит меня и мою семью.

– Моя дочь была первоклассницей, – вспоминала Ольга Борисова. – И вот в одном из магазинов появились тетради и карандаши. И я, будучи беременной вторым ребенком, простояла 3 часа в очереди и набрала полную сумку тетрадей. В результате этого моя младшая дочь родилась на две недели раньше. В 1990 году муж-инженер попробовал себя на товарной бирже, где у него ничего не получилось, и он впал в депрессию. И я, мать двоих маленьких дочерей, стала отвечать за всю семью. Я взялась преподавать курсы машинного вязания и вести музыкальный кружок для детей. А муж так и остался лежать на диване. В общем, в 90-е сформировалось поколение женщин, которые могут все.

– Моя бабушка была очень находчивой, у нее была тяжелая жизнь, – рассказала директор Музея Б.Н. Ельцина Дина Сорокина. – Она была швеей, руководила цехом, жила в деревне. Она получила много наград, грамот и орденов за свой необыкновенный труд. Она, действительно, полностью отдавала себя производству и семье. Она помогала всей деревне и заботилась о нас. Я пошла в школу в 1991 году. Бабушка еще в июле узнала, что в магазине продают школьную форму для детей всех возрастов, поэтому она заранее мне купила десять школьных форм на все годы обучения. Но в 90-е школьная форма перестала быть актуальной, и бабушка перешила ее в юбки и кофточки, синих и коричневых цветов. Чтобы разнообразить эти наряды, я брала у мамы цветные шарфы, или сочетала эти юбки и кофты с лосинами или модными свитерами. А еще в начале 90-х начала выходить реклама шампуней, которые обещали сделать волосы похожими на конскую гриву, о чем мечтали все девушки. Моя находчивая бабушка решила помыть мне волосы яичными желтками вместо шампуня, а вместо кондиционера она использовала ромашковый настой, который вскипятила, заварила и остудила. Помню, эта смесь застыла в волосах, и я отмывала ее потом уже мылом. Но это очень теплые воспоминания...

Клуб «Мои 90-е» проводит заседания раз в месяц в Музее Б.Н. Ельцина. Каждый желающий может прийти и рассказать у открытого микрофона свои истории о традициях 90-х, памятных вещах, связанных с этим временем, ситуациях, трудностях и надеждах. Лучшего рассказчика всегда ждёт приз зрительских симпатий.