Гостем Президентского центра Б.Н. Ельцина в Екатеринбурге 12 июля стала представительная делегация Посольства Литовской Республики в Российской Федерации во главе с Чрезвычайным и Полномочным Послом Литовской Республики в РФ Ремигиюсом Мотузасом.

Дипломаты с интересом осмотрели Ельцин Центр и Музей Б.Н. Ельцина, после чего господин Мотузас выделил время для беседы, специально для сайта Президентского центра Б.Н. Ельцина.

– Я впервые посетил Президентский центр Б.Н. Ельцина. Впечатления от посещения Музея Б. Н. Ельцина очень сильны, – рассказал Ремигиюс Мотузас. – Сегодня Ельцин Центр приобрел важное общественное значение, он играет большую роль не только в Российской Федерации, но и на международной арене, его посещают иностранные делегации. Работа Ельцин Центра важна и для молодого поколения, в Центре проходят выставки, есть библиотечные фонды. Кроме того, вы бережете память о человеке, который тесно связан со Свердловской областью. Волнует и радует, что у вас хранятся не только официальные фотографии и документы, но и материалы, связанные с семьей, местом рождения и детством Бориса Николаевича. Мне кажется, что для Литовской Республики Музей Б.Н. Ельцина особенно важен: нам очень близок Борис Ельцин, потому что Литва была первой республикой, которая восстановила независимость. Тогда возникало много противоречий, звучали разные мнения, и Борис Ельцин был одним из тех, кто нас поддержал. 13 января 1991 года в Вильнюсе произошли кровавые события, и Борис Ельцин поддержал Литву, сделав очень многое для того, чтобы не произошла эскалация насилия, прекратились военные действия и из прибалтийских республик были выведены войска.

Стоит отметить, что январские события, о которых упомянул Ремигиюс Мотузиас, произошли 11–13 января 1991 года. Независимость Литовской Республики была провозглашена почти годом раньше – Верховным Советом Литовской ССР, возглавляемым Витаутасом Ландсбергисом. Литва, в исторической биографии которой были и более чем пятисотлетнее Великое княжество Литовское, и так называемая шляхетская демократия, подразумевавшая широкие права полонизированной шляхты в руководстве государством, и Речь Посполитая, и Российская империя, и СССР, решила, наконец, обрести полную самостоятельность. Однако не все жители Литовской ССР были с этим согласны, а столкновений с участием военных не удалось избежать. В эпицентре новейшей истории Литвы, почти по апробированной еще большевиками схеме, оказались Верховный Совет Литовской СССР, телефонный усилительный узел Вильнюса, телевизионная башня. Не обошлось без жертв.

– Находились ли вы в Вильнюсе, когда произошли судьбоносные события 1991 года, и как воспринимались эти события людьми?

– Я был в это время в городе, – поделился воспоминаниями Ремигиюс Мотузас. – В первую ночь, конечно, был страх. Происходили события около телебашни, были захвачены телестудия и другие здания. Глава Верховного Совета Литовской ССР, господин Витаутас Ландсбергис, связался с центром, с Михаилом Горбачевым, проинформировал, что происходит. Вскоре активисты из России приехали в Литву, среди них был историк Юрий Афанасьев. Российский народ был первым, кто поддержал независимость Литвы, только на Манежную площадь вышли полмиллиона людей. Также мы помним о знаменитой встрече лидеров прибалтийских республик с Борисом Ельциным, где было подписано соглашение…

Итак, в ход новейшей истории Литвы вмешался политик, который определил дух 90-х, – председатель Президиума Верховного Совета РСФСР Борис Ельцин. После январской трагедии он прибыл в Таллин, где были подписаны договоры с Латвией, Литвой и Эстонией, согласно которым Россия признала независимость республик Прибалтики.

– Мне кажется, что если бы не Борис Ельцин, то Литва вряд ли столького бы достигла, – продолжил Мотузас. – Провозглашение Литвой независимости повлияло на события в Российской Федерации. Со своей стороны, Российская Федерация также повлияла на события в Литве. Так что мы связаны. Тогда возникла волна, которая нас объединяла: мы поняли, что такое свобода, демократия и независимость. Для граждан Литовской республики Борис Ельцин – символ борьбы за демократию и свободу. В то же время, в 90-е прозвучало выражение «Хотели как лучше, а получилось как всегда». И это в какой-то мере подтвердилось.

– Действительно ли тогда 500 молодых людей сожгли свои военные билеты перед зданием Верховного Совета Литвы в знак протеста?

– Да, в разных городах проходили разные акции. Сегодня и Россия, и Литовская Республика могут гордиться тем, что они являются открытыми и свободными, и я рад, что литовская молодежь имеет возможность учиться в любой стране мира и дружить с кем хочет.

– Можно ли говорить, что в 90-е в Литве «проснулись» традиции шляхетской демократии?

– Конечно. Литва, в отличие от многих других государств, имела особые традиции. Многие историки и эксперты говорили, что Литва находилась в составе СССР формально. Первой нашей целью было восстановление независимости Литовского государства. Во времена Советского Союза было трудно даже просто выехать за границу, увидеть мир. А потом возникло желание присоединиться и к международным организациям.

– А как сегодня выстраиваются в Литве отношения между литовским и русскоязычным населением?

– Фактически Литва – единственная прибалтийская страна, в которой есть школы с преподаванием на русском языке. Таких школ довольно много, потому что у нас проживают около 7 процентов русских. У нас есть центры русской культуры, русские передачи на телевидении, русский драматический театр. У нас даже есть музей А.С. Пушкина. И проблем с русской диаспорой у нас нет, мы поддерживаем связи, прежде всего культурные.

– В Литовской республике запрещены нацистская и советская символика. Говорит ли это о том, что они приравнены – или это политика по общей деидеологизации?

– Нет, не приравнены. Это именно деидеологизация.

– Если верить статистике, немалая часть литовской молодежи перебралась в Западную Европу. Не вызывает ли это опасений, что пустующую нишу заполнят мигранты, и у Литвы возникнут те же проблемы, что и у других европейских стран?

– Думаю, молодежь едет в другие страны в основном для того, чтобы там учиться, освоить иностранные языки и вернуться уже квалифицированными специалистами. Многие действительно возвращаются. А миграционные волны были везде. Во многом это обусловлено тем, что многие десятилетия Литва была закрыта, и даже в соседнюю Польшу мы не могли поехать свободно.

– В 2012 году супруга Бориса Николаевича Ельцина, Наина Иосифовна, получила из рук главы Литвы Дали Грибаускайте государственную награду – Большой крест орден Креста Витиса – в знак признательности Борису Ельцину за вклад в обретение Литвой независимости и развитие двухсторонних отношений.

– Это был волнительный момент. Наина Иосифовна Ельцина посетила Литву, и президент Литвы Даля Грибаускайте вручила ей орден. Это была возможность еще раз вспомнить Бориса Николаевича Ельцина, его помощь Литве и поблагодарить за это.

– Планируете ли вы реализовать культурную программу в Ельцин Центре?

– Да, планируем. В 2018 году мы собираемся организовать выставку, продемонстрировать фильмы, провести дискуссии.