За неделю до 75-летия Гарри Бардин провел в Ельцин Центре премьерный показ своего анимационного фильма – «Слушая Бетховена». Екатеринбург стал третьим городом, где 4 сентября прошла премьера десятиминутной аллегории автора о свободе.

Первая – состоялась на Каннском кинофестивале в рамках программы «Двухнедельник режиссеров». Полный зал кинотеатра «Круазетт» аплодировал российскому аниматору. И не в первый раз. Двадцать восемь лет назад Гарри Бардин уже получал «Золотую пальмовую ветвь» за проволочный анимационный фильм «Выкрутасы».

Социальный режиссер

Представила гостя публике Дина Сорокина – директор Музея первого президента России.

– «Слушая Бетховена» – фильм о свободе, – обратился Бардин к собравшимся. – И я считаю знаменательным тот факт, что показываю его в Ельцин Центре. Первый президент имеет непосредственное отношение к ней. Программа составлена мной и имеет определенную направленность. С годами выяснилось, что я стал социальным режиссером, то есть я говорил о вещах меня волнующих, а оказалось, что они волнуют и вас тоже. Я покажу фильмы, которые сделаны в прежние годы, но они, к сожалению, актуальны и сейчас. Я показывал фильм «Конфликт» в Киеве, ко мне подошла девочка и спросила: «Вы сделали фильм про Россию с Украиной?» Как ей объяснить, что я делал его в 1983 году, но он оказался актуален? Актуален оказался фильм «Выкрутасы», за который я получил Золотую пальмовую ветвь. Это проволочный фильм. Я показал концепцию Советского Союза: граница на замке, «железный занавес» вокруг, цена человеческой жизни равна нулю, все подчинено контролю. Повторяется ситуация «Выкрутасов» – опять фильм оказался актуальным. Я покажу вам «Конфликт», «Выкрутасы», «Адажио», «Три мелодии», «Слушая Бетховена». Потом выйду и отвечу на вопросы.

Его биография в мультипликации началась давно и теперь оценивается количеством коробок с пленками. Сейчас он работает над 25-м фильмом. Ему самому не верится, что вот-вот «грохнет» 75 лет. Он вначале снимал рисованные фильмы, а потом придумал сюжет «Конфликта», и, будучи человеком азартным, перешел в кукольное объединение «Союзмультфильма». Не любя кукольные фильмы, как и весь советский народ, решил снять первый объемный фильм «Конфликт» на спичках. Потом появился пластилиновый «Тяп-ляп, маляры». Затем «Брэк», где бились пластилиновые боксеры. И, наконец, «Банкет» – застолье без персонажей. Каждый раз он придумывал что-то совершенно новое. Поэтому у него в семье шесть «Ник». Одна принадлежит сыну за фильм «Россия 88». Более восьмидесяти призов международных фестивалей. Но денег на работу по-прежнему не дают. Премьера – «Слушая Бетховена» – также актуален. Режиссер предупреждает, что никакого отношения к Мединскому и пропаганде, которую он проводит, фильм не имеет.

Зрители собрали 6 миллионов 250 тысяч на этот проект. Он отчитался перед зрителем за каждый рубль.

Короткий анимационный фильм рассказывает, как глухой нескончаемой ночью механизмы методично выкорчевывают все живое, пока вставшее солнце не придаст жизни новые силы. Действие происходит в сером, омертвевшем городе, где все время тут и там проклевываются, ломая бетон, зеленые ростки. Картина продолжает традиционную для режиссера эстетику «ручной» анимации.

– Я очень признателен моим зрителям, которые поддержали меня, – сказал режиссер. – Картина создавалась в течение полутора лет, и оркестр Владимира Спивакова, который записал для нее фрагменты 7-й и 9-й симфоний Бетховена, сделал это совершенно бесплатно – из доброго отношения ко мне и к фильму.

В России картина была показана дважды: в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Бардин рассказал забавный эпизод, как на одном из просмотров, зрительница воскликнула: «Как я вас понимаю! Я на своей даче тоже постоянно борюсь с сорняками!»

– Так что мой фильм вполне можно понимать как экологический. Я, конечно, понимаю, что мой оптимизм во многом искусственный, и все же продолжаю верить, а здесь в Ельцин Центре в это хочется верить особенно, что воспетая Бетховеном свобода обязательно наступит. Монументальность этого центра впечатляет, как и то, что благодарная память воздала дань этому человеку, с которым были связаны наши надежды и мечты о будущем России. Для меня это особый случай. Я из рук Бориса Николаевича получал Государственную премию России. Я помню, как 1999 году, когда он вручал мне эту премию, я ему сказал: «Знаете, за что я вам благодарен! За то, что благодарю сегодня вас, а не родную коммунистическую партию!» Он наклонился ко мне и сказал: «То-то же!». Это был великий и красивый человек. Не зря ему народ поверил и пошел за ним в 1991 году после путча, которому мы сейчас не придаем значения. Мы верили и надеялись, что ярмо сброшено.

Лучшее – детям

Накануне, 3 сентября, в кино-конференц-зале Ельцин Центра в рамках завершения детского кинофестиваля «Лето с русским Пионером» Гарри Бардин представил юным киноманам свой первый полнометражный мультфильм – авторскую интерпретацию одноимённой сказки Ганса Христиана Андерсена «Гадкий утенок». Фильм получил двенадцать Гран-при по всему миру. Тексты песен написал знаменитый бард-песенник Юлий Ким. Обитателей птичьего двора озвучивал Хор Турецкого. Мама-Курица заговорила в фильме голосом Юлии Рутберг, индюк – голосом Армена Джигарханяна, вездесущий червяк – Константина Райкина. Сам Гарри Бардин озвучил Селезеня-конферансье. Владимир Спиваков год ждал, чтобы получить роль Папы-Петуха. Кроме того, оркестр Владимира Спивакова записал музыку Чайковского из балетов «Лебединое озеро» и «Щелкунчик» специально для «Гадкого утенка» в аранжировке композитора Сергея Анашкина.

Гарри Бардин в Ельцин Центре. 3 сентября

Видео (360°) : Игорь Гром

Режиссер перед фильмом рассказал, что очень завидует юным зрителям: у них есть замечательный Ельцин Центр, где все делается для развития детей, а вот его ученик Александр Шипулин, в возрасте тринадцати лет, делал мультики из пластилина в чулане. И все-таки стал режиссером и создал студию «Мультилин» имени Гарри Бардина, где дети с самого раннего возраста приобщаются к мультипликации.

– Я еще совершенно живой, – сказал Гарри Бардин, – а уже есть студия моего имени здесь в Екатеринбурге. А в Москве перед домом, где расположена моя студия, есть детская площадка, посвященная героям «Летучего корабля». Однажды ранним утром я курил неподалеку трубку, и одна дама сказала мне: «Как вам не совестно, мужчина, это же детская площадка!» А вторая ей пояснила: «Это не мужчина, это основатель детской площадки, здесь все персонажи из его мультфильмов». Так в одну минуту я стал «не мужчиной» и «основателем детской площадки».

После фильма посыпались вопросы от юных киноманов: какого роста были куклы; как они были устроены, и почему перышки двигались рядами; почему гадкий утенок, в отличие от других обитателей птичьего двора, был совсем без перьев; и сколько понадобилось перьев всем остальным; почему так никто и не съел червячка; почему в начале фильма было очень смешно, а потом все время грустно?

Взрослых интересовали другие вопросы: как удалось собрать такой звездный состав, каким был бюджет фильма, какова его прокатная судьба?

Режиссер обстоятельно ответил на все детские вопросы. Ответы взрослым прозвучали с легкой грустью.

– По поводу проката пришли ко мне две влиятельные дамы, посмотрели фильм еще на монтажном столе и сказали следующее: «Вы тут Гарри Яковлевич, судя по всему, «искусствочко» делаете, а нам бы чего попроще, тогда бы мы, ух, как разогнались!» Бюджет у нас был более чем скромный. Для сравнения – «Шрек» запустился с 186 миллионами долларов, и примерно столько же стоил прокат. Нам государство дало миллион. И шестьсот тысяч мы насобирали среди наших зрителей и поклонников. Спасибо им огромное! То, что касается звезд, то все они работали либо бесплатно из уважения к тому, что мы делаем в своей студии, либо за какие-то очень смешные деньги. Им тоже низкий поклон.

Гарри Бардин в Ельцин Центре

Видео: Александр Поляков

Благородный и красивый человек

После посещения музея Гарри Бардин дал интервью нашему сайту.

– Какое впечатление возникло от посещения экспозиции «7 дней»?

– Сегодня я испытал эмоциональное потрясение. Проходя по всем залам, комнатам, по всем секторам вашего музея, я будто заново прожил кусок жизни. Восхищен концепцией музея, его огромным информационным наполнением и эмоциональной подпиткой, которая наступает от всего этого. Время всколыхнуло во мне всю память. Должен сказать, что сама идея музея благородна, потому что часто бывает так, что наш народ выступает не самой лучшей своей стороной. Он бывает неблагодарным, беспамятным и забывает, что хорошего было сделано для него конкретным человеком и не воздает должное ни при жизни, ни после смерти. Ваш музей компенсирует это качество и воздает должное Борису Николаевичу. Госпремию России я получал из рук Бориса Николаевича, и она мне очень ценна, потому что она из его рук. Красивый музей посвящен красивому, благородному человеку. Он был красивый человек, а я люблю красоту во всех ее проявлениях. Как можно было не восхищаться Ельциным, когда он стоял на танке 25 лет назад, как можно было ему не верить, как можно было не идти за ним. Я сделал два рекламных ролика: «Иванушка, иди на выборы – не то козленочком станешь», а когда назначили второй тур, сделал второй ролик и не жалею об этом.

С позиций сегодняшнего дня Ельцин вспоминается как человек широкой натуры, высоких моральных принципов и той предельной искренности, которую ему открывало сердце. А уж последнее его обращение к народу до слез трогает. Это трогательно и опять-таки очень искренне с его стороны. Жалко, что эта эпоха завершилась. Он был настолько сильный человек, что мог позволить критиковать себя. Никому не мстил. Не был мелочным, был выше этого. Это был крупный калибр личности. Он не прикрыл ни одного издания, которое его пинало. Что только не писали в те дни. Он не мстил.

– Чем для вас стали 90-е?

– В 1991 году я основал свою студию «Стайер», ей тоже 25 лет в этом году. Я надеялся, что будет длинная дистанция и не ошибся: 25 лет – длинная дистанция. Я пробежал ее, если не скромно, то с достоинством. Все, что сделал за эти годы, было отмечено не только на наших фестивалях, но и на международных. Ни один мой фильм не остался незамеченным. Мы делали достойные фильмы, делали то, что мы хотели, и сейчас будем делать то, что хотим.

– Вы часто обращаетесь к музыкальной классике, используете классические сюжеты. Как вам кажется, какой сюжет соответствует нашему времени? Какие темы нынче актуальны?

– Я озаботился сначала толерантностью. Потом нетерпимостью, которой много сейчас в России и в мире. Сделал фильм «Адажио». Потом понял, что тема не исчерпана, и мне стало интересно, каково человеку: таджику или узбеку существовать в Москве, в Екатеринбурге, как ему живется в окружении неприятия? Я подумал, на какой основе это можно сделать, и возник сюжет «Гадкого утенка». Потом я озаботился тем, что есть молодежный «пофигизм», когда они говорит, что они «вне политики». Но быть «вне политики» достаточно легкомысленно для молодежи: она не понимает, что та свобода, которая была – ее можно постепенно лишиться. И тогда все, что им кажется привычным, уйдет из их жизни, и они этого даже не заметят. Нужно сопротивляться, надо самостоятельно мыслить, надо понимать, где предел той несправедливости, которая творится в стране, и быть неравнодушным. Так возникла тема «Трех мелодий». Потом тема о вечном, в чем счастье и смысл жизни. Постепенно возникла тема «Рондо» в одной из «Трех мелодий». Потом я стал думать о свободе. Когда я озаботился этим, родилась идея фильма «Слушая Бетховена». А следующий фильм будет о том, как формируется бессловесное сознание масс, которое покорно воспринимает любую пропаганду. И идет туда, куда указывают. Откуда появляется стадо, почему оно покорно? Почему не одумается, почему не захочет однажды спросить: «А почему все происходит так? Почему не иначе?»