15 апреля в Атриуме Ельцин Центра в Екатеринбурге состоялся юбилейный концерт культового музыканта, фронтмена легендарной группы «Ноль» Фёдора Чистякова. Более пятисот человек пришли послушать некогда любимые хиты одного из самых ярких представителей Санкт-Петербургского рок-клуба.

В концерт вошли двенадцать композиций из нового, юбилейного альбома «Ноль+30», посвященного тридцатилетию выхода первого альбома группы. Были сделаны новые аранжировки на уже хорошо знакомые хиты. Публика принимала артистов с большим воодушевлением. Это был настоящий питерский рок. Сам Федор появился на сцене в розовых джинсах, тельняшке и черных очках. Было много качественной инструментальной музыки. Хиты исполнялись хором. Федору даже не пришлось разогревать публику. Екатеринбургская рок-тусовка активно поддерживала музыканта. Среди гостей вечера был замечен директор ежегодного рок-фестиваля «Старый Новый рок» Евгений Горенбург. Возможно, Фёдор Чистяков станет участником следующего фестиваля.

Абсолютным лидером музыкального шоу стал нетипичный для рок-музыки, но любимый Чистяковым инструмент – баян. К концу выступления баян не выдержал, Фёдор сменил его на гитару. Публика аплодировала виртуозным соло музыканта, скандируя «бис» и «браво». Настоящий драйв и взрыв эмоций вызывали сдержанные комментарии «Дяди Фёдора» к некоторым хитам тридцатилетней давности.

Федор Чистяков в Ельцин Центре

Видео: Александр Поляков

Несмотря на гигантские размеры Атриума, атмосфера была камерной и комфортной. И, что особенно удивительно, что Ельцин Центр продолжал жить своей жизнью. Принимали посетителей музей и Арт-галерея. В образовательном центре работали секции иностранных языков и школа художников. В кино-конференц-зале «душа питерского рока», его бессменный биограф Ольга Слободская рассказывала «Историю Ленинградского рок-клуба». Ее слушатели плавно перетекли в зону Атриума, чтобы послушать настоящий питерский рок.

После концерта публика долго не расходилась. Многие продолжили общение в любимом кафе «1991» и в недавно открывшемся ресторане домашней кухни «БАРБОРИС».

Днем музыкант посетил Музей первого президента России. Во время интервью корреспонденту Федор сожалел, что не было достаточно времени изучить музей: он любит историю и признает, что 90-е оставили судьбоносный след в его биографии.

Фёдор, вы смущаетесь, когда вас называют легендарным или культовым музыкантом?

– Не надо делать из музыкантов, как из еды, культа. Я думаю, культа не надо делать ни из чего. А легендарный? Ну что ж, так вот пожил, что сделался легендарным.

До этого случая вы не были в Екатеринбурге?

– Оказалось, что мы были на каком-то фестивале. Из моей памяти стерся концерт группы «Ноль» в Екатеринбурге в 1991 году. Мы, оказывается, играли во Дворце молодежи. Сегодня мне напомнили об этом. Еще были какие-то фестивали неподалеку. Но это было другое время и другой город. Я хотел попасть в Екатеринбург с сольным концертом, и даже велись переговоры. Но никак не получалось совпасть по срокам. Пока не появился Ельцин Центр, тут уж сразу все срослось.

Вы уже побывали в музее, увидели сам Центр, какое у вас впечатление?

– Грандиозное. Даже при коротком знакомстве музей производит сильнейшее впечатление. Это музей моего поколения. Я только сегодня понял, как много важного я пропустил, ведь я был свидетелем этого времени. Для меня это были непростые годы, что-то проскочило мимо меня, но сегодня вспомнилось. На душе стало по-хорошему тепло. Особенно, когда в президентском кабинете слушали новогоднее обращение к гражданам страны. Некоторые вещи начинаешь понимать уже после того, как они стали достоянием истории. Сегодня я время от времени смотрю новости, поэтому могу сказать, что включен в происходящее. И более того, мы живем в такой реальности, когда новости можно не искать, они сами тебя найдут.

Вы больше не исполняете песню «Иду, курю»?

– Моя жизнь изменилась. Я больше не курю. Даже табак, не говоря обо всем остальном. По случаю 30-летия группы «Ноль» я выложил на YouTube отреставрированную версию клипа «Иду, курю», где есть слова «накурившись гашиша». И народ стал обсуждать: вот тогда могли такое снимать, а сейчас-то нельзя. Вопросы задавать: вы наркоман? Понятно, что исполнение таких песен является пропагандой наркотиков. Это запрещено законом. Хотя совершенно не смущает некоторые телевизионные каналы, которые крутят подобные клипы. Но это вопрос их совести. А я больше не исполняю песни «Иду, курю» и о «Настоящем индейце». Я пережил сильный личностный кризис в 1994 году. Начал изучать Библию со Свидетелями Иеговы. Наркотики употреблять сразу перестал. А через три месяца бросил курить табак. И должен сказать, что счастлив и свободен, даже финансово – не трачу на курение деньги.

Чем вы живете сегодня?

– Вся моя жизнь встроена в определенную систему, где для всего есть место. Музыка на сегодняшний день – это работа, профессия, мой хлеб. И не вижу сейчас причин пока от этого отказываться. А зачем? Я могу заработать на жизнь музыкой, потому что написал много песен, которые все знают. Я далек от того, чтобы превращать шоу-бизнес в религию. Использовать известность для пропаганды идей Свидетелей Иеговы неуместно. Люди приходят на мои концерты и хотят получить заряд бодрости, драйв. Не все разделяют мои убеждения. У каждого из музыкантов эпохи девяностых свой путь: каждый сам решил, как распорядиться своей жизнью и эффективнее использовать дар, который у него есть. Мне, например, очень помогло изучение Библии, особенно после психиатрической клиники. Оно дало мне абсолютно новую жизненную платформу. В Библии есть решения, позволяющие перестроить сознание. Вы можете открыть Евангелие от Луки и прочитать четвертую главу, а потом задать себе вопрос, кто правит миром? А я помолчу, потому что не мне об этом судить. У меня есть музыка, ею я готов делиться.