Федор Шелов-Коведяев, в октябре 1991 – ноябре 1992 года – первый заместитель министра иностранных дел РФ, в 1993-1995 – заместитель председателя Комиссии законодательных предложений при президенте Борисе Ельцине — в совместном проекте Ельцин Центра и радио Коммерсант FM «90-е. Разрушение мифов».

Федор Шелов-Коведяев

Фото Александра Басалаева

Федор Шелов-Коведяев - в проекте Коммерсант FM «90-е. Разрушение мифов»

Полная аудиоверсия программы

Федор Шелов-Коведяев:

– Запад был абсолютно не готов к тому, что произошло в 1991 году (августовский путч). Был не готов к изоляции Горбачева в Форосе, к тому, что ГКЧП так быстро сложит крылья, к тому, что с Советским Союзом что-то может произойти. Только потому, что мы сами не стали рассказывать всему миру, что мы не только победили свой собственный тоталитаризм, но и их освободили от полувекового ужаса перед коммунистическим строем, только поэтому через год примерно они начали говорить, что они победили в холодной войне. Они мечтали о том, чтобы коммунистический режим пал, но оказались к этому совершенно не готовы.

Давайте подумаем, что мы проиграли? Для молодых людей советская жизнь представляется чем-то виртуальным. Но жизнь была кошмарной – жизнь обычного человека, неважно – инженера, старшего научного сотрудника или рабочего – была чудовищной. Ни купить, ни поесть, ни одеться было невозможно. Транспорт разваливался в 1991 году. Конечно, благодаря Горбачеву пришла возможность разговаривать на любые темы. Но память о том, когда вообще ничего нельзя было, была еще жива. Были попытки зажать общество – не только в обсуждениях, но и в поведении людей. Мы выиграли свободу. А к этому люди оказались не готовы. Мы заплатили за это падением уровня жизни, социальными проблемами.

Во внешней политике была одержана колоссальная победа, но чуть позже. Когда мы были признаны государством-продолжателем Советского Союза и Российской империи. Это была колоссальная победа нашей дипломатии, до сих недооцененная и не понятая.

Борис Николаевич Ельцин был выдающимся человеком. Несомненно, он прислушивался к мнению других людей, но решения принимал он сам. И задачи ставил он сам. МИД и институт советников – это инструмент, а задачу внешнеполитическую и внутриполитическую ставит президент. И Борис Николаевич с этим справлялся и в начале 90-х годов, и позже в полной мере...

* * *

Слушайте Коммерсант FM по субботам в 19.00.

Гости предыдущих программ:

Евгений Ясин, в 1994 году министр экономики РФ, в 1997-1998 годах - министр без портфеля по экономическим вопросам и инвестициям (аудиоверсия)

Юлий Нисневич, депутат первой Госдумы, доктор политических наук (аудиоверсия)

Георгий Сатаров, советник президента России с 1994 по 1997 годы (аудиоверсия)

Евгений Гонтмахер, начальник управления Минтруда России в 1992 году, в 1993-1994 - зам. министра социальной защиты (аудиоверсия)

Аркадий Мурашев, глава ГУВД Москвы в 1991–1992 годах (аудиоверсия)

Андрей Нечаев, министр экономики России в 1992–1993 годах (аудиоверсия)

Тамара Морщакова, судья Конституционного суда в отставке, доктор юридических наук, член Конституционного суда России с 1991 года (аудиоверсия)

Юлий Рыбаков, правозащитник, диссидент, политзаключенный, депутат Госдумы РФ трех созывов

Эмиль Паин, 1993-2000 годах — член Президентского Совета, с 1994 по 1996 — руководитель направления и заместитель начальника юридического управления президента России, с 1996 по 1999 — советник президента России

Геннадий Бурбулис, в декабре 1991 года, на момент подписания Беловежских соглашений — первый заместитель председателя правительства РСФСР, госсекретарь РСФСР

Все программы проекта "90-е. Разрушение мифов"