В Екатеринбурге 24 апреля стартовал фестиваль «Остров 90-х».

На главной самой вместительной площадке комплекса – в Атриуме – его открыли мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман и заместитель директора Ельцин Центра Людмила Телень. Их первыми словами стали слова благодарности всем, кто пришел на фестиваль.

24 апреля вход в Ельцин Центр, включая музей и арт-галерею, был возможен только по билетам на фестиваль «Остров 90-х». Вход на вечерний концерт группы «Мумий Тролль» — только по билетам, купленным заранее онлайн.

Подробная программа фестиваля

Тема лекции Ройзмана в программе фестиваля была заявлена как «90-е и благотворительность: хвастовство или веление души?», но сам мэр сказал, что никакая это не лекция, а человеческий разговор об очень важном. Но все-таки это была лекция в лучшем смысле: с мощным просветительским зарядом на тему, которая большинству знакома очень поверхностно. Кстати, сейчас авторский коллектив екатеринбургских исследователей и историков трудится над книгой об истории благотворительности, и автор одной из глав – именно Ройзман. Собравшиеся в Атриуме прослушали краткую историю благотворительности со времен Ветхого завета до наших дней. Было интересно все, но особенно история, богатые и разнообразные традиции и формы благотворительности, сложившиеся на Урале в царские времена. Например, в 18 и первой половине 19 века школы для девочек в Екатеринбурге строились только на пожертвования. Неоднократно руководитель города (городской голова) отдавал под богадельни личные дома. Революция и советская власть эти традиции обнулила и лишь в 90-е благотворительность стала получать права гражданства, и к сегодняшнему дню уже сложились новые традиции, отличные от старообрядческих и купеческих. Тут имеет место и некоторая соревновательность и даже хвастовство, что можно считать нормальным и приемлемым.

Прямая трансляция из конференц-зала Ельцин Центра велась интернет-телеканалом ЕТВ, где представлена лекционная программа фестиваля.

Прямая трансляция фестиваля на сайт ЕТВ

Фестиваль стартовал одновременно на всех площадках. Пока мэр читал лекцию, в зале «Алексей Балабанов» происходил разговор о кино 90-х, о фильмах, которых мы не знаем. Первым запустили фильм «Кайрат» Дарежана Омирбаева. В конференц-зале Екатерина Кронгауз делилась личными воспоминаниями – «Как работала журналистика 90-х? Медиа глазами ребенка». В зале «Борис Рыжий» Александр Гаврилов рассказывал, «Как русская проза чинила провалы исторической памяти». И все время работал «Ньютон-парк», Музей Бориса Ельцина, Детское кафе, кафе «1991».

В зале «Старик Букашкин» желающие могли познакомиться с уральским видеоартом; работало фотоателье, которое снимало на фото всех желающих в духе 90-х. И везде были люди разных возрастов, профессий и социального статуса.

А в книжном магазине «Пиотровский» в это же время Ирина Прохорова (она и Ройзман стали главными героями сегодняшнего дня) представляла проект «Новая художественная критика». Ирина Прохорова поблагодарила всех, кто пожертвовал воскресным утром, придя в Ельцин Центр на фестиваль. Она поделилась впечатлениями о городе и представила участников дискуссии: Глеба Морева - критика, редактора журналов «Новая русская книга» и «Критическая масса», Льва Рубинштейна - поэта, критика, интеллектуального эссеиста, журналиста и литературного критика Александра Архангельского.

- У нас есть возможность иначе посмотреть на эту уникальную эпоху, – продолжила Ирина Прохорова. - Она несправедливо очернена. Наша задача показать другую сторону 90-х – невероятного креатива, невероятной жизнеспособности общества и тот расцвет культуры, который произошел в эти действительно нелегкие годы, хотя легких лет в истории нашей страны, наверное, было немного. Этот фестиваль поможет нам разобраться и многое понять в самих себе. Я хочу представить проект, который мы делаем с «Золотой маской». «Новая русская музыкальная критика» – это попытка собрать художественную критику, связанную с музыкальными жанрами – оперой, балетом. Осенью выйдет третья книжка, посвященная концертам. Это энциклопедия художественной интеллектуальной жизни 90-х годов, когда группа молодых людей копалась в архивах и, вытаскивая старые газеты, журналы 90-х, собирала интересный материал, который дает понять, каким образом складывался язык культурной журналистики.

Ирина Прохорова назвала 90-е выходом интеллектуального андеграунда на поверхность. Это было то время, когда все кухни бывшего СССР распахнулись и интеллектуалы вышли на свет и захотели высказаться. Яркий представитель культурного истеблишмента Лев Рубинштейн рассказал о том, чем были для него 90-е:

- Я начал выходить довольно поздно, в 1995 году, в чрезвычайно значимом и важном на тот момент издании «Итоги», благодаря чему и прослыл литературным критиком. 90-е были расцветом медийного говорения. Особенно увлекательно было наблюдать за битвами критиков. За своими пикировками они совсем забыли о самой литературе. Полемика доходила до того, что Слава Курицын однажды написал, что литература зависит от критика и что критика это собственно литература и есть, а писатель создает для нее сырье. И более того, писатель не имеет права критиковать критика потому, так как он вторичен по отношению к критику. И действительно, на какое-то время критика заменила литературу.

Александр Архангельский рассказал о том, что 90-е были временем удивительных возможностей и человек мог попробовать себя в любой области применения:

- Я был старшим редактором журнала «Дружба народов», фактически достиг пика карьеры. Казалось, что ничего принципиально нового в моей жизни произойти уже не может. Я благодарен тому времени именно потому, что с одной стороны оно ничего не гарантировало, а с другой давало миллион возможностей, ты мог начать в любой области с чистого листа. Бывало, конечно, трудно, и я не знал, чем буду завтра кормить детей. Зарплата была такой, что ее имело смысл получать раз в год, но время и люди были совершенно удивительными.

Глеб Морев рассказал о формировании нового языка журналистики и назвал несколько изданий, который этот язык сформировали, в том числе, «Коммерсант» и «Независимая газета».

- Прежде всего изменился статус языка. Писать по-советски уже было невозможно, новый же язык формировался постепенно и трудно. Из газетного и журнального он превратился в язык изданий с солидными обложками. Что наглядно иллюстрируют два этих великолепно изданных тома «Новой русской музыкальной критики».

У Александра Архангельского на фестивале задача была не их легких: выступать на нескольких площадках. Впрочем, не ему одному выпала такая доля. Евгений Ройзман и Ирина Прохорова в событиях «Острова 90-х» были задействованы максимально, потому и были названы главными героями вполне заслуженно. Второй выход Александра Архангельского к аудитории (он проходил в зале «Борис Рыжий») был посвящен литературным премиям. Точное название лекции, а скорее интересного рассказа – «Как в 90-е появились негосударственные литературные премии и что из этого вышло». Отправной точкой рассказа стала премия «Просветитель», присуждаемая в области научно-популярной литературы и учрежденная в 2008 году Дмитрием Зиминым и Фондом «Династия». Следует сказать, что Zimin Foundation оказал поддержку нынешнему фестивалю.

«Просветитель» вошел в немалое число литературных премий, появившихся на свет в 90-е годы. Но как добросовестный лектор, Александр Архангельский исследовал вопрос с самого начала. В царской России литературные премии были, но государство к ним отношения никакого не имело, только общество и частные лица. С середины 19 века существовали, например, Ломоносовская, Пушкинская, Демидовская премии. Но никогда они не были «датскими» – к такому-то по счету дню рождения писателя. Давались по более достойным поводам: круглая дата творчества, столько лет с момента выхода произведения. Все, конечно же, изменилось с приходом советской власти. Первым из наших вождей роль литературных премий оценил Сталин, учредив в 1941 году Сталинские премии трех степеней. Это событие на литературный процесс оказало очень сильное воздействие. И все писатели сразу приняли эту игру. Посредством этого инструмента государство стало проводить свою идеологическую линию, «заказывать музыку», делить писателей на лояльных и не лояльных. Премия давала статусность, выполняла функцию охранной грамоты. Со смертью Сталина присуждение Сталинских премий прекратилось, они стали называться государственными (и без степеней). Чуть иная история со Сталинской премией первой степени. Она была в иерархии выше всех и не присуждалась до 1957 года, когда стала называться Ленинской. Мотив ее возрождения, по мнению Архангельского, – ревность к Нобелевской премии.

Но постепенно монопольность и монументальность государственных премий стала уменьшаться, размываться. В 1966 году появилась премия Ленинского комсомола. В 70-е – добавились литературные премии ведомственные: КГБ СССР, затем МВД СССР. С 1978 года стала присуждаться ныне старейшая независимая литературная премия Андрея Белого. В 1989 году родилась Пушкинская премия.

В 90-е принесли с собой целый букет литературных премий. Это время, считает Александр Архангельский, было очень неожиданным для успеха личных стратегий писателей, очень живым. Перечислять премии не стоит, они хорошо известны человеку читающему. И присуждаться они стали по разным основаниям: и строго за выдающиеся тексты, и за репутацию, за совокупность литературных заслуг, потому что советская власть никогда не награждала за лучшую книгу года. Не ушли в прошлое и «датские» поводы. Премии стали делиться (условно, разумеется) на читательские и писательские. Некоторые из них писатели в своем кругу относят к категории «собес». Архангельский считает, что при всей противоречивости этого «премиального» процесса мы совершили скачок, но тут же добавляет – на резиновых постромках, которые тянут обратно, к привычным, даже советским формам, но до конца в прежнее положение не утягивают. Движение вперед есть.

Лекция Линор Горалик. «Остров 90-х»

Фото Артура Ахунова

А в конференц-зале Линор Горалик в лекции «Как одевались в 1990-м: мода переходного периода» рассказывала про отношения постсоветского человека с одеждой на фоне распада старого костюмного языка и старой экономики. Лектор расширила переходный период в новую эпоху – 1989-99-й годы.

– Чтобы подготовить этот материал, который на самом деле тянет на отдельную книгу, я взяла сто пятьдесят интервью у респондентов от 18 до 70 лет. Это люди с абсолютно различным социальным опытом – те, кого интересовала одежда и те, кого она не интересовала совсем. Кто-то говорил, что «носили то, что было», но меня, конечно больше интересовали люди, которые как-то решали для себя проблему внешнего вида и самовыражались посредством тех вещей, которые разными способами попадали к ним в гардероб. Это могли быть и модные кофточки, пошитые из мужских кальсон и маек, цветная пленка, наклеенная на простые прозрачные линзы с диоптриями, чернила, добавляемые в лак для ногтей, стрелки, которые подводятся акварельными карандашами. Голь, как известно, на выдумки хитра. Но что любопытно, что и британские девушки когда-то также рисовали акварельными карандашами идеально ровные линии на ногах, имитируя чулочные стрелки. Хочу еще раз сказать - это исследование не о фактологии периода 90-х, оно скорее о том, что осталось в памяти о той эпохе.

90-е породили какой-то сверхестественный креатив: в ход шло рабочее и военное обмундирование. Когда отменили школьную форму – и потребность в скучных коричневых платьях отпала сама собой. Однако фабрики продолжали строчить коричневые платья, нашивая на них белые кружевные манишки и веселые пуговки. Многих выручало чувство меры и вкуса. Так один из респондентов рассказала о том, что благодарна отцу, который удерживал ее от ношения вульгарных блестящих лосин, мохеровых кофточек и цветастых ободков на голову.

- Конечно, были ориентиры, – говорит Горалик, – у всех разные. И принципы различия – тоже у всех разные. Но то, что коды считывались – это несомненно. По-советски одет или не по-советски. Состоятелен – не состоятелен. Одежда всегда подчеркивает принадлежность и статус. Именно поэтому одежда 90-х зачастую была излишне нарядной. Надену все самое лучшее – это был способ сказать, что «у меня все в порядке». Когда из всего языка костюма остается 3-4 слова, люди стараются их транслировать громко и часто.

Линор отметила неровность, неодинаковость 90-х. Может поэтому их и называли длинным десятилетием, что эпоха креатива и «палёных» шмоток закончилась довольно быстро. Уже с середины 90-х люди стали одеваться за границей. Появилось множество бутиков, и мода стала более европейской и более структурированной. С появлением глянца у российских модников появилась возможность считывать готовые коды и следовать предложенным рекомендациям. Мы стали больше похожи на европейцев, но не потеряли свою самобытность.

Круглый стол «Что случилось со стихами в 90-е?» завершился поэтическими чтениями. В них приняли участие Михаил Айзенберг, Дмитрий Воденников, Линор Горалик, Лев Рубинштейн, Руслан Комадей, Юрий Казарин, Екатерина Симонова.

Михаил Айзенберг на поэтических чтениях на "Острове 90-х"

Видео: Елена Родионова/Президентский центр Б.Н. Ельцина

Дмитрий Зимин и Ирина Прохорова, кроме выступлений, провели авторские экскурсии по Музею Бориса Ельцина. Люди на них записались заранее.

Видеорепортаж телеканала Malina об экскурсии с Дмитрием Зиминым.

Аудиофайл: Дмитрий Зимин в Музее Бориса Ельцина/Malina

С самого утра на фестивале работал фуд-маркет.

Желающие могли сделать экспресс-мейкап и прическу в стиле 90-х.

Купить сувениры «Острова 90-х» можно было в атриуме у входа в кино-конференц-зал на специальном стенде с футболками, набедренными сумками и значками фестиваля.

Завершился фестиваль «Остров 90-х» концертом группы «Мумий Тролль», на который собралось около полутора тысяч зрителей.

Выступление "Мумий Тролля" на "Острове 90-х"

Видео: Елена Родионова

Прямо сейчас в Ельцин Центре Мумий Тролль. #ельцинцентр #vscocam #vsco #ostrov90 #остров90х

Фото опубликовано Ельцин Центр в Екатеринбурге (@yeltsincenter_ekb)

На концерте "Мумий Тролля"

Гости фестиваля «Остров 90-х» активно делились впечатлениями в социальных сетях.

Ирина Прохорова и Евгений Ройзман на #остров90 в #ельцинцентр

Фото опубликовано Stan Travels (@stantravels)

Ирина Прохорова и Евгений Ройзман

#мерлинмурло #николайколяда #остров90х #ельцинцентр #екатеринбург @csd_theatre

Видео опубликовано Алексей Патентный (@tellforme)

Театральные читки

Дети 90 прибыли на остров👌

Фото опубликовано @katya_berdnikova

Хэштеги фестиваля:

#Остров90 #Ostrov90

Фестиваль «Остров 90-х» проводится интернет-порталом о современном искусcтве и культуре COLTA.RU, Президентским центром Бориса Ельцина и образовательным порталом «Твоя история». Впервые, но весьма успешно и резонансно, «Остров 90-х» прошел в прошлом году в Москве, в парке «Музеон».

ПРОГРАММА ФЕСТИВАЛЯ «ОСТРОВ 90-Х»

Фестиваль в социальных сетях:

"Остров 90-х" в Facebook

"Остров 90-х" во "ВКонтакте"

Репортаж: Андрей Жданкин, Татьяна Филиппова, Елена Родионова, Любовь Кабалинова, Игорь Брук, Евгений Кондаков, Артур Ахунов и Антон Матвеев (Цех №6)