Борис Салтыков, министр науки, высшей школы и технической политики России в 1991–1992 годах, заместитель председателя Правительства Российской Федерации, депутат Думы первого созыва — в совместном проекте Ельцин Центра и радио Коммерсант FM «90-е. Разрушение мифов».

Программа, вышедшая в эфир 30 января 2016 года, посвящена вопросам образования и науки в России в 90-е годы – была ли наука, образование, что с ними происходило? Непростой и в то же время интересный период в истории высшей школы нашей страны, в истории академической науки. Все ли было так плохо?

Раз в неделю, по субботам, в 19.00 в эфире радиостанции идет диалог об эпохе 90-х. Гости программы — участники самых важных событий в истории становления новой России. Ведущие — Анатолий Кузичев и Артем Амелин. Цикл передач «90-е. Разрушение мифов» приурочен к открытию в конце 2015 года Президентского центра Бориса Ельцина в Екатеринбурге.

Борис Салтыков — в проекте «90-е. Разрушение мифов»

Полная аудиоверсия программы

Фрагменты интервью с Борисом Салтыковым:

– Был миф у российской части интеллигенции, что вся наука была абсолютно милитаризирована, обслуживала только ВПК, а в остальном ничего не было. Отчасти это правда – в 60-е годы, в пик расцвета советской науки, темпы прироста научных работников были процентов 5-7, и Хрущев говорил: в СССР работает одна четверть научных работников всего мира. Но Хрущев всех инженеров зачислил в научные работники. Но по поводу милитаризации – это один из главных пороков, в том числе в высшем образовании. В СССР было примерно 1050 вузов, из них 150 – высших военных училищ и академий. Колоссальное количество.

Вся наука была расположена в каких-то ведомствах. Это значит, что все ресурсы распределялись только по ведомствам. Решить проблему, которая включает 3-4 института разного профиля – это была мука.

Было ясно, что ВВП новой России настолько упал, что содержать армию научных работников невозможно. В конце 1991 года прошло общее собрание, где произошло слияние молодой российской Академии наук и бывшей Академии наук СССР. Проблема была в том, что после того, как Ельцин стал президентом РФ, Горбачев издает указ и передает всю собственность Академии наук СССР Российской Академии как субъекту. Была такая шутка: всякое уважающее себя государство должно иметь национальную футбольную команду, национальный балет и национальную академию наук. В итоге произошло разжижение качества Академии наук России.

Академия наук говорила, что она всегда была свободна. Но все знают, что существовал отдел науки ЦК КПСС, и если он не рекомендует избрание этого академика президентом, то никто его не изберет. Хотя Академия наук вела себя и как демократическая структура – не дала исключить Сахарова, например.

Когда мы думали о реформе, еще до 1992 года, изучили самые знаковые способы преобразования академий. Победила ФРГ. Немцы сделали несколько экспертных советов и прошерстили всю ГДР и отобрали, что оставить, что обновить, что закрыть немедленно. Мы подумали – а как будет у нас? Соберутся все академики и будут друг друга ругать или, наоборот, согласятся, что все хорошие? Поэтому наша стратегия была – не трогать существующую академию, а рядом выращивать новую, выращивать фонды – все на той же базе...

Указ Президента от 21.11.1991 года № 228 «Об организации Российской академии наук»

Архив Президентского центра Б.Н. Ельцина

Это заключительное интервью в совместном проекте Ельцин Центра и радио Коммерсант FM «90-е. Разрушение мифов». Всего вышло 16 программ.

* * *

В 2012 году в рамках проекта "Девяностые. От первого лица" на сайте Президентского центра Бориса Ельцина было опубликовано большое видеоинтервью с Борисом Салтыковым.