Гостем проекта «Другой разговор» 13 июля в Ельцин Центре стал известный кардиолог Юрий Бузиашвили – заместитель директора Института кардиохирургии им. В.И. Бураковского, руководитель клинико-диагностического отделения Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева, академик РАН.

Напомним, в публичных диалогах с журналистом Валерием Выжутовичем участвуют известные ученые, историки, экономисты, писатели, деятели культуры. Их профессиональный и человеческий опыт в чем-то опровергает, дополняет нюансами массовые представления о том, что происходит сегодня с нашим обществом. Отсюда название цикла – «Другой разговор». Слушатели диалогов могут задать гостю вопрос на волнующие темы профильного и общечеловеческого содержания. Гостями лекций в разное время уже стали поэт Александр Кушнер, экономист Руслан Гринберг, композитор Юлий Ким, политолог Валерий Гарбузов.

«Другой разговор» с Юрием Бузиашвили в Ельцин Центре

Видео: Александр Поляков

Академик Бузиашвили до начала лекции посетил Музей первого президента России Б.Н. Ельцина. Провел в нем более двух часов и поделился впечатлением о музее.

– Я еще раз убедился: Борис Ельцин – это история страны. И, значит, моей жизни тоже. Ельцин – это вдохновение 90-х годов. Мы ждали его как мессию. Он олицетворял нашу веру в светлое будущее, когда мы не имели за душой ни гроша. У нас ничего кроме веры и не было. Не знаю, Ельцин сделал эпоху или эпоха Ельцина, – вероятно, все это было взаимно. От музея получил колоссальное удовольствие. В нем нет ничего надуманного. В нем абсолютно правильно, грамотно, в доступной форме представлена история страны. Все это сделано с большой любовью, пониманием, и я бы многим советовал чаще заглядывать сюда. Рад, что появился институт уважения к прошлому. Я родился при Хрущеве, учился при Брежневе, жил в эпоху Горбачева, Ельцина, Путина. Флаг, гимн, президент – этого никто не отменял. Каждый уважающий себя гражданин должен с таким же уважением относиться к государственным символам своей страны.

Мне настолько понравился музей, что думаю: таким и должен быть цивилизованный подход к изучению истории. Можно только с благодарностью относиться к тем людям, кто задумал, разрешил и реализовал этот грандиозный проект. Это относится и к нынешнему президенту, и к семье Бориса Николаевича. Без поддержки и участия семьи реализовать такой проект было бы невозможно. Это конгломерат уважения к прошлому, которого нам в последнее время очень не хватало. Я – за преемственность. Мы в ответе за все, что с нами было и со страной тоже. Ведь, когда в одну минуту отменили КПСС, девятнадцать миллионов человек почему-то промолчали – значит, с их партией действительно что-то было не так. Я – за откровенность и с возрастом понимаю, что личная свобода – это самое дорогое, что есть в жизни человека, страны и общества. Здесь очень хорошо рассказана история государства, которую будущим поколениям не надо повторять. История 90-х не возникла на пустом месте. Я помню все, что предшествовало ей. Для меня это был путь становления. В 90-е я уже защищал докторскую диссертацию. Это были лучшие годы, проведенные с моим учителем. Мы в полной мере воспринимали новые веяния времени. Казалось, что мы все вместе создаем нечто неправдоподобное. Прошло двадцать пять лет: мы можем судить, получилось или нет. Неправдоподобное построить не удалось. Но мы сохранили себя, а это, может быть, самое главное. Уж очень сильно нас лихорадило. Много рук тянулось к нашим недрам и нашим природным ресурсам. Но мы выстояли. Русский народ – как Ванька-встанька: сколько его ни наклоняй, он всегда встает на ноги. Сила России в ее многонациональности. Если она будет уважать эту гармонию единения и достоинства, она всегда будет несгибаемой и сильной, – подытожил Юрий Бузиашвили.

Понравился ему и родной город первого президента России. Прежде он не бывал в Екатеринбурге. Город произвел на него приятное впечатление. Бузиашвили назвал его красивейшим городом и признался, что сегодня еще раз убедился, что Россия – это не только Москва и Санкт-Петербург. Академик поблагодарил Ельцин Центр за приглашение. Ведущий диалогов Валерий Выжутович начал разговор с довольно болезненной для общества темы – бесплатной медицины.

– Медицина не может быть бесплатной, бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Кто-то должен за это платить. И не только государство. За высокотехнологичное лечение, которое уже сегодня принято во многих отраслях медицины в нашей стране, – за это кто-то должен платить. Кто-то должен закупать эти приборы, которые производятся не в нашей стране, и комплектующие к ним, кто-то должен уметь на них работать. В России не производится практически ничего из дорогостоящего электронного оборудования. И будь мы хоть семи пядей во лбу, мы будем смотреть в чужие спины, потому что сегодня медицина очень высокотехнологична. Всё, что мы могли, мы в медицину уже внесли. Например, по разработкам нашего ученого Василия Колесова выполняется самая массовая операция в мире – аортокоронарное шунтирование. Она так и называется – «операция Колесова». Кристиан Барнард – хирург, впервые пересадивший человеческое сердце, был учеником профессора Демихова – хирурга, основоположника мировой трансплантологии. У нас и по сей день есть много разработок, которые не получают должного развития из-за нехватки финансирования. Но они отлично приживаются за рубежом.

Что далеко ходить: американцы – очень прагматичные люди. Они точно выбирают цель: в 60-е годы им нужно было продлить жизнь тем восьми–десяти миллионам американцев, которые производили ВВП Америки. Они моментально нашли труды физиолога Колесова, ввели в практику своего здравоохранения аортокоронарное шунтирование и продлили жизнь своему населению. У них были деньги, чтобы в это вложиться, и они вложились. О какой платности мы говорим? Платная медицина уже на исходе. Другой вопрос, что государство у нас устроено так, что 70 процентов экономики крутится вокруг государственных денег. Меценатство в России умерло вместе с революцией. Но и советская медицина была не так плоха. Оборудования в советской медицине не было, вернее, оно и тогда было западным. Однако советская медицина обеспечивала профилактические меры – массовую вакцинацию страны. Она защитила Россию от множества эпидемий и увеличила продолжительность жизни, а также значительно сократила детскую смертность.

Сегодня работает принцип свободного выбора личности. Личность хочет – работает, не хочет — не работает. Хочет – платит, хочет – нет. Замечательный принцип советской диспансеризации, который был обязателен для каждого учащегося и работающего, сегодня себя тоже исчерпал, и это не лучшим образом отразилось на здоровье населения. Сейчас разрабатываются новые подходы в медицине, – подчеркнул Юрий Иосифович. – И не всегда зарубежный опыт может быть полезен. Врачи, которые уезжают за границу, счастья не находят, они живут там нашей жизнью. Мы родились здесь, поэтому, как говорится, должны быть сварены в этой воде. Мы должны здесь добиваться своих успехов, и начинать надо со школы. У нас хвалят американскую медицину. Это принцип сухого врача. Он сажает перед собой пациента и говорит ему все возможные диагнозы, он одним своим разговором убивает пациента. Что это за врач, который не скажет: «Милый, потерпи, всё будет хорошо!». Не важно, кто это скажет больному – санитарка, врач, медсестра. Эти слова должны быть сказаны в адрес больного обязательно. Недаром говорят, что слово лечит. Не надо лечить только словом, но им в первую очередь.

В аудитории собрались коллеги известного кардиолога, студенты, представители общественных организаций. Всех, конечно, волнует будущее профессии. Валерий Выжутович обобщил вопросы к собеседнику. Например, острейший вопрос для тех, кто болен неизлечимыми заболеваниями, либо находится на последних стадиях болезни, вопрос морально-религиозного, этического спектра – добровольный уход из жизни, эвтаназия.

– Право на смерть нам дано природой, – говорит академик Бузиашвили. – Президент, председатель правительства, замы, губернаторы – разве они врачи? Думаю, что да. От них зависят человеческие судьбы так же, как от врачей. Почему мы от врачей требуем исполнения обязательств? Только потому, что они закончили мединститут? А кто у нас решает судьбу целых отраслей медицины? Разве не чиновники? Почему мы не спрашиваем с них? Потому что они недоступны, а врача может обидеть каждый. Эвтаназия – глобальная проблема. Ею надо основательно заниматься. Не понимаю, как в Москве в XXI веке боевые генералы выпадают из окон из-за отсутствия обезболивающих наркотических веществ. Ведь это самый дешевый препарат, который есть в медицине, но достать его нельзя. Это унизительно.

Вопрос, возникший относительно количества времени, положенного пациенту на приеме в поликлинике, волновал многих в аудитории. Модератор лишь обозначил проблему. «Это правда, что на одного пациента нормативами отводится всего двенадцать минут? – спросил Валерий Выжутович. – Как это возможно, разве подход не должен быть индивидуальным?»

– Увы, сегодня состариться в России не слишком большое преимущество. Наши старики просиживают часами в коридорах поликлиник. И все же уважающий себя врач не может уделить больному десять минут, когда ему нужно полчаса. Не могу представить врача, который смотрит на часы и выгоняет больного, которому нужно двадцать минут его внимания. О каком нормативе лечения больного можно говорить? Единственный норматив – обеспеченность лекарствами и всем необходимым. Остальное зависит от квалификации и опыта врача. Пусть даже короткое общение с врачом заменяет многие методы самого дорогостоящего лечения, потому что врач – это концентрированная форма всего мирового опыта здравоохранения. А какой уровень знаний у наших сегодняшних выпускников? Особенно у тех, кто учился платно? Какой уровень эрудированности? Сегодня врач без общей эрудиции – это как нож, который не режет.

Уже сегодня говорят, что профильные медицинские вузы не оправдывают себя. Во всем мире существуют медицинские факультеты университетов, в которых дается общеуниверситетский уровень знаний. Реальность предъявляет новые требования. Сегодня врач обязан быть не только продвинутым компьютерным пользователем, но и обладать широкой эрудицией и компетенциями земского врача, которого безмерно уважали пациенты. Это прежде всего была личность. И доверие к нему было огромно.

– В Советском Союзе врачи были квалифицированной медицинской помощью. Сейчас мы – обслуживание. Вдумайтесь в слово «обслуживание». Врач не может никого обслуживать. Врач – это лицо, которое заменяет и духовника, и шамана, и мать, и отца. Для больного нет никого важнее врача. Мы одни приходим в эту жизнь и одни уходим из нее. Поэтому врач должен быть для больного буквально всем. А где взять столько добрых и отзывчивых врачей? У меня планка такова, – подчеркнул Юрий Бузиашвили, – врач должен быть генетически добрым. Самодостаточным. И только потом – профессионалом. Тогда он не навредит. Мой вам совет: ищите себе врача. Вы же ищете обувь, машину, квартиру, работу! Имейте своего врача, которому можно, как другу, звонить круглосуточно. Этим вы обеспечите будущее здоровье себе и своим близким. Как найти врача, такого рецепта нет. Но кто мешает поставить себе задачу: найти хорошего врача? Это ваше отношение к собственному здоровью и, стало быть, – ваше дело.

Ответы на вопросы заняли больше времени, чем сама лекция. Спрашивали о наболевшем: недостаточном финансировании, социальном неблагополучии пожилого населения, отсутствии отечественных аналогов дорогих зарубежных препаратов, послеоперационной реабилитации, новых подходах в кардиологии, малой эффективности немедикаментозных методов лечения.

Юрий Бузиашвили посоветовал всем заниматься своим здоровьем ежедневно. Он убежден, что здоровых людей надо поощрять. Всем пожелал здоровья, удачи и счастливой жизни в таком замечательном месте, как Екатеринбург.